Четверг, 08.12.2016, 03:09
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Книги

Виктор Кузнецов / Ночь длинных ножей
30.01.2015, 21:26
В эпоху римских императоров очередной претендент на высший пост в государстве прибегал к услугам преторианской гвардии. Достигнув своей цели, он расправлялся с людьми, помогшими ему прийти к власти. Примеру своих античных предшественников последовал и Адольф Гитлер, один из самых жестоких диктаторов, каких знал мир. Помимо Гиммлера, Геринга, Геббельса, генерала фон Рейхенау, Эрнста Рема и ряда других лиц, на которых мы сошлемся, он был едва ли не главным персонажем в кровавой драме, которую мы назовем «конец преторианской гвардии».
Гитлер сыграл ключевую роль в развитии национал-социалистического движения и становлении Третьего рейха. После ликвидации руководства и высших чинов СА, в свое время помогших ему прийти к власти, а также ведущих представителей консервативной оппозиции во время Ночи длинных ножей 30 июня и трех первых дней июля 1934 г. он сосредоточил в своих руках огромную власть, с которой могла сравниться лишь власть Сталина. Основой гитлеровского владычества были подавление методами террора всякого инакомыслия, а также поддержка подавляющего большинства немецкого населения. Постоянные стычки между нацистскими руководителями помогли Гитлеру сыграть роль объединяющей фигуры. Это не помешало таким историкам, как Ганс Моммзен, назвать его «слабым во многих отношениях диктатором». Не сразу он достиг влияния, которое со временем приобрел, когда его называли «спасителем Германии». Геринг, вначале далекий от восхищения фюрером, видел в нем «редкое сочетание обладателя острого логического мышления и глубокого философа, который оставался человеком действия с железной волей».
Остается бесспорным, что Гитлер оставался последней решающей инстанцией в государстве. Значение играла лишь возможность получить доступ к фюреру, а не положение в иерархической структуре рейха. Однако стоило тому или иному лицу впасть у него в немилость, как оно лишалось и власти, и влияния. И зачастую люди, отличавшиеся верностью и преданностью вождю, становились его жертвами.
Адольф Гитлер родился 20 апреля 1889 г. в австрийском городе Браунау. Служивший таможенным чиновником отец Адольфа желал, чтобы сын также стал чиновником. Однако его куда больше привлекала карьера художника. Мысль о том, что придется целыми днями сидеть в конторе и не быть свободным, казалась ему невыносимой. После смерти отца в 1903 г. Гитлер дважды попытался поступить в венскую Академию искусств, но оба раза — неудачно. С 1908 по 1913 гг. он жил в Вене. Как он писал в своей биографии, именно тогда были заложены в нем основы дальнейшего мировоззрения, которое отличалось ненавистью к марксистам, евреям и буржуа. В мае 1913 г. Гитлер переехал в Мюнхен. Именно там его встретило известие о начале Первой мировой войны. Как австрийский подданный он не подлежал мобилизации, но Адольф поступил добровольцем в немецкую армию.
Пострадав во время газовой атаки, Адольф попал в госпиталь. Там он узнал о революции и провозглашении республики. Он стал искать виновных в поражении. Сделать это было нетрудно благодаря сложившемуся у него еще в Вене мировоззрению. Он был уверен, что виновниками поражения Германии и Австрии были евреи и «ноябрьские предатели». Свои выводы Адольф считал бесспорными, хотя старался обосновать их рациональными методами. В письме от 16 сентября 1919 г. он подчеркнул, что антисемитизм как политическое движение должен основываться «не на чувствах, а на фактах». Основанный на чувствах антисемитизм приведет к погромам, в то время как «разумный антисемитизм» приведет к планомерной законодательной борьбе и ликвидации «преимущественных прав евреев». Или, если короче, то, как он писал в 1919 г. в другом письме своему другу, «наша окончательная цель состоит в устранении вообще всех евреев».
В это время Гитлер служил доверенным лицом разведывательного отдела одной из частей рейхсвера. Он получил задание 12 сентября явиться на собрание некой группировки, называвшей себя Немецкой рабочей партией, которая стала впоследствии называться Немецкой национал-социалистической рабочей партией (впредь мы будем называть ее немецким сокращением НСДАП). Это была небольшая, мало что собой представляющая группировка. После того, как один из выступавших потребовал отделения Баварии от рейха, слово взял Гитлер, который обрушился на предыдущего оратора. На «председателя партии» Дрекслера ораторский талант Гитлера произвел большое впечатление. Несколько недель спустя Адольф Гитлер вступил в партию и вскоре стал одним из крупнейших ораторов-пропагандистов.
В своих речах он выступал против кабального Версальского договора, клеймил «ноябрьских предателей», накликавших беду на Германию. На небольшую, но постоянно увеличивавшуюся аудиторию производили впечатление его необычные взгляды. Гитлер умел выражать то, о чем многие думали и что чувствовали. Ряд слушателей относился к нему несерьезно. Другие называли Гитлера «ставленником капиталистов», реакционером и даже монархистом. И первые, и вторые ошибались. Гитлер резко критиковал правых реакционеров, главная задача которых состояла в реставрации монархии. «Не следует полагать, что национализм состоит в том, чтобы развевались старые знамена, чтобы возникло прежнее сословное государство, возродилась монархия и вернулись старые порядки». Из последующих высказываний фюрера следует, что он положительно отнесся к творцам «ноябрьской революции», которых сам некогда клеймил.
В своих ранних речах Гитлер выступал не против евреев и коммунистов, а против буржуазных порядков. Он упрекал буржуазию в асоциальном поведении, алчности и пошлом материализме. По его словам, отказываясь удовлетворять законные требования рабочих, буржуазия бросала рабочий класс в объятия марксистских партий. Она исказила и дискредитировала национальную идею, а свои эгоистические интересы выдала за национальные.
Гитлер не причислял себя ни к правым, ни к левым. Он резко критиковал буржуазные партии за их призывы к спокойствию и порядку и заявлял: «Наша партия должна носить революционный характер, поскольку состояние "спокойствия и порядка” означает лишь сохранение нынешнего свинарника». Поначалу он отвергал участие в выборах, опасаясь, что тем самым партия утратит свой характер революционного движения. Воспользовавшись разногласиями между Баварией и рейхом, Гитлер попытался устроить путч, чтобы прийти к власти. Однако путч этот был быстро подавлен. Гитлера судили за государственную измену и приговорили его к пяти годам заключения. Находясь в тюрьме, он написал первый том работы «Моя борьба», в которой систематизировал свое мировоззрение и с поразительной откровенностью изложил поставленные перед ним цели. Опираясь на социал-дарвинистские идеи, он провозглашал принцип «вечной борьбы». Согласно этому принципу, как в природе, так и в обществе существует постоянное соперничество между слабыми и сильными, в результате чего верх одерживают смелые и мужественные, а малодушные и слабые остаются лежать во прахе. История сводится к противостоянию сокращающегося жизненного пространства и увеличивающегося населения. Выход из этого положения заключается в эмиграции части населения, сокращении рождаемости, переориентации экономики на экспорт, ввозе недостающего продовольствия и сырья в обмен на промышленные товары. Подлинную причину Первой мировой войны он видел в немецкой экономической экспансии и немецко-британской торговой конкуренции. «Было более чем неразумно возмущаться тем, что Англия отнеслась к нашим мирным устремлениям с дерзостью жестокого эгоиста», — писал он в своей книге «Моя борьба». Экономические трудности, стоящие перед Германией, будут увеличиваться и дальше, «во-первых, потому что мировая конкуренция будет усиливаться из года в год, и, во-вторых, потому что другие страны сами укрепляют свою промышленность, а из-за недостаточного количества сырья мы окажемся во все более невыгодном положении по сравнению с другими государствами и народами земли».
Выход из такой ситуации Гитлер видел в захвате немецким народом нового жизненного пространства. Он писал, что речь идет не просто о том, чтобы отменить условия Версальского договора и восстановить границы 1914г., поскольку тем самым проблему расширения «жизненного пространства» не решить. Он также отрицал продолжение колониальной политики. Для того, чтобы захватить дополнительное жизненное пространство, Германия должна начать войну с Россией. Моральные нормы его не беспокоили: государственные границы — это всего лишь выражения силовых отношений между соседними государствами. Народы, испытывающие недостаток земли, неизменно испытывают стремление расширить свою территорию, писал он. «В результате попыток увеличить жизненное пространство в связи с увеличившимся народонаселением возникают неспровоцированные захватнические войны... Ответом является пацифизм... С ним будет покончено, как только война перестанет представлять собой орудие в руках отдельных жадных до добычи или власти лиц или народов или когда она станет последним средством для того, чтобы тот или иной народ мог завоевать себе хлеб насущный». С учетом опыта Первой мировой войны, предпринимая поход на Россию, Гитлер хотел избежать войны на два фронта, чего, как известно, ему не удалось сделать. Он настаивал на том, чтобы заполучить в качестве союзников Великобританию и Италию, при этом забыв о прежних разногласиях. В конце 1922 — начале 1923 гг. он разработал идею немецко-британского сотрудничества, которая должна была стать основой его внешней политики.
К 1921 г. Гитлер оставил в тени первого руководителя и одного из основателей партии Антона Дрекслера. Стычка казалась неизбежной, и, чтобы избежать ее, было предложено объединить соперничающие между собой фракции движения. Гитлер тотчас отказался от такого шага. Он опасался, что такое объединение ослабит его влияние в партии. Воспользовавшись его отсутствием, Дрекслер предпринял шаги для объединения. Разозлившись, Гитлер вышел из партии и вернулся в нее лишь после того, как Эккарт договорился о его возвращении на условиях, которые предоставляли ему абсолютную власть.
Горячность, с какой реагировал Гитлер на события, которыми он не мог управлять, сослужила ему хорошую службу. Его блестящий талант пропагандиста, нежелание идти на компромисс стали его преимуществом, позволившим ему усилить свои позиции руководителя партии, которая быстро росла. К концу 1922 г. она насчитывала около 20 тыс., а во время путча — около 55 тыс. В 1921 г. у партии появилась полувоенная организация — штурмовые отряды, или СА. Своим ростом партия была обязана ораторскому искусству Гитлера, бичевавшего Веймарскую республику, гиперинфляцию, оккупацию западными союзниками Рурской области и неустойчивость правительства.
Речи Гитлера падали на благодарную почву. Толпы слышали то, что желали услышать, они зажигали их. Однако, хотя его демагогия продолжала будоражить умы простолюдинов, без внешней поддержки и влиятельных связей он так бы и остался крикуном, будоражившим посетителей пивных залов. В солидные салоны мюнхенской крупной буржуазии ему помогли проникнуть состоятельные единомышленники Людеке и Путци Ханфштенгль, выпускник Гарвардского университета, принадлежавший к известной семье торговцев изделиями искусства. Сомнительному гостю открывали двери своих салонов издатели Юлиус Леман, давно сочувствовавший нацистскому движению, Гуго Брюкман и фабрикант роялей Карл Бехштейн. Благодаря протекции фельдмаршала Людендорфа — самого влиятельного представителя крайних правых — Гитлер проник в круги, ранее недоступные для него.
Следует отметить, что наибольшей поддержкой Гитлер и его партия пользовались на протестантском севере, а не на католическом юге и западе; в провинции, а не в крупных городах, со стороны «белых воротничков» и чиновников. Несмотря на пропагандистские заявления нацистов, что они — их «последняя надежда», безработные в большинстве своем не поддерживали Гитлера. Вплоть до мирового экономического кризиса, разыгравшегося в конце 1920-х гг., не очень-то охотно шли навстречу Гитлеру и НСДАП и крупные промышленники, к которым Гитлер обращался за поддержкой. Государственные же чиновники и вовсе назвали НСДАП «партией без будущего». «Капитаны промышленности» и крупные землевладельцы предпочитали поддерживать буржуазные либеральные и консервативные партии, и это не удивительно. Но если в Пруссии, Саксонии, Тюрингии и других областях Германии верх одерживали социалисты, то баварские власти поддерживали Гитлера и его движение. На стороне нацистов выступала баварская полиция, судебные и военные власти. Связи партии с полувоенными организациями Баварии укреплялись. Немалую роль в этом играл Эрнст Рем. Нацистская партия стала получать финансовую поддержку со стороны патриотически настроенных правых, боровшихся с «красной опасностью». Рему, имевшему доступ к оружию, конфискованному у отрядов самообороны, в 1923 г. удалось снабдить отряды СА оружием, транспортом и другим оборудованием. Именно Рем в 1923 г. помог Гитлеру возглавить Немецкий Союз борьбы, в который входили НСДАП, Бунд Оберланд и Рейхсфлагге («Имперское знамя»), куда входили наиболее радикальные и агрессивные полувоенные организации Баварии.
Следует отметить, что без протекции и поддержки мюнхенской буржуазии, а также политических и военных кругов Гитлер не смог бы занять видное положение среди крайних правых Баварии. Даже арест Гитлера после неудавшегося путча в ноябре 1923 г. способствовал его популярности. Правда, сперва всем казалось, что его политической карьере пришел конец. Однако вышло все совершенно иначе. Когда Гитлера досрочно освободили из тюрьмы 20 декабря 1924 г., коммунистическая и национал-социалистическая пропаганда утратили питательную почву. Правда, НСДАП, запрещенная после путча, в начале 1925 г. была воссоздана вновь, однако обстановка внутри партии была совершенно ненормальной. Однако Гитлеру удалось преодолеть хаос внутри партии. Это был его первый успех, который помог ему утвердить себя как руководителя партии, чего никто не смог в дальнейшие годы оспорить. Была за ним и другая несомненная победа: Гитлер отказался от своего прежнего намерения прийти к власти насильственным путем. Провал путча убедил его в том, что с демократией следует сражаться ее собственным оружием.
Первые выборы в рейхстаг с участием НСДАП, состоявшиеся 20 мая 1928 г. и принесшие ей 2,6% голосов и 12 депутатских мест, Гитлер расценил как успех. Разразился мировой экономический кризис, и два года спустя, во время очередных выборов в рейхстаг, НСДАП, ставшая по количеству отданных за нее голосов второй сильнейшей партией, получила 107 мандатов. После этого успеха характер пропаганды Гитлера изменился. Его прежние требования, отраженные в ранних речах и статьях, проникнутых антисемитизмом и агрессивными требованиями захвата чужих земель, отошли на задний план. Такие речи могли завоевать меньшинство, ему же было нужно большинство, с которым он смог бы войти в союз. 30 января 1933 г., в содружестве с консервативными силами, сгруппировавшимися вокруг фон Папена и Гугенберга, Гитлер пришел к власти. Еще осенью 1932 г. он заявил: «Мы, национал-социалисты, представляем собой движение, прирожденным барабанщиком которого я являюсь, и с которым следует считаться и с успехом использовать. Те, кто умеет править, имеют перед фамилией приставку ’’фон”. Это лучшее свидетельство их одаренности».
На самом же деле Гитлер ролью барабанщика довольствоваться не хотел. В своих выступлениях он все чаще заявлял, что ему нужна безраздельная власть в государстве. Захватив власть 30 января 1933 г., Гитлер знал, что вскоре отделается от своих консервативных союзников. Следующим объектом его нападения стали коммунисты, которых он опасался больше любой другой политической партии. Чтобы их скомпрометировать, вечером 27 февраля 1933 г. приспешники Гитлера устроили пожар в рейхстаге, который якобы должен был стать сигналом для начала коммунистического восстания. Разумеется, это не могло не произвести должного впечатления на публику. Немедленно был принят «Декрет о защите народа и государства» , руководствуясь которым, части полиции, СА и СС принялись громить организации коммунистов, социал-демократов, опорные пункты профсоюзов.
Одновременно, заигрывая с рабочими, Гитлер объявил праздничным днем 1 мая, за что прежде долго и безрезультатно боролись профсоюзные лидеры, однако на следующий же день приказал своим громилам захватить здания, принадлежавшие профсоюзам. Вместо профсоюзов, которые фюрер считал проводниками марксизма, он основал Немецкий трудовой фронт (ДАФ). Эта организация успешно защищала интересы рабочего класса, за что рабочие были благодарны фюреру, как и за то, что он покончил с безработицей. Рабочий класс почувствовал себя привилегированной прослойкой населения, находившейся в лучшем положении по сравнению с «веймарской эпохой». В отличие от буржуазии, которую Гитлер назвал «трусливой», «слабой» и «лишенной энергии», рабочий класс он считал воплощением «боевого духа, мужества и энергии». Ни происхождение, ни материальное положение того или иного лица для него не значили ничего. В созданном им государстве должна была существовать лишь одна монополия: результативность работы. В составе руководства страны должны были находиться лучшие и молодые кадры, которые должны были обеспечивать не только стабильность государства, но и постоянное его развитие.
Однако к управлению государством привлекались лишь представители немецкого населения. Уделом остальных были ограничение прав, преследование, подавление. К таким лицам относились инакомыслящие и «неполноценные» в расовом и ином отношении группы: цыгане, наследственные больные, «асоциальные» элементы, но, главным образом, евреи. Вскоре после прихода Гитлера к власти были предприняты направленные против них меры: «бойкот евреев» от 1 апреля 1933 г., так называемый «закон о чиновничестве», «нюрнбергские законы» 1935 г., меры по «ариизации» предприятий и ведомств, и, наконец, 9 ноября 1938 г. была устроена так называемая «Хрустальная ночь», положившая начало погромам еврейских магазинов и предприятий. Современные немецкие историки отрицают роль Гитлера в Холокосте, т.е. массовом уничтожении евреев. Однако вряд ли это могло произойти без ведома диктатора. Ведь именно он был создателем национал-социалистической политики. Во время одной из своих «застольных бесед» Гитлер признавался, что долгое время оставался пассивным в отношении евреев, опасаясь вызвать ухудшение международного положения Германии. В течение всего 1938 г. он почти ничего не говорил по поводу «еврейского вопроса». Даже наутро после погрома он не упоминал о событиях «Хрустальной ночи».
Правда, во время выступления в рейхстаге 30 января 1939 г. он заговорил о «еврейском вопросе». В его голосе появились угрожающие нотки: «Если международным еврейским финансистам в Европе и за ее пределами снова удастся столкнуть народы в мировой войне, то ее результатом будет не большевизация мира и, следовательно, победа еврейства, а уничтожение еврейского народа в Европе!» Впрочем, раз уж речь зашла о столкновении народов и международной политике, нужно отметить, что Гитлер не придерживался какой-то твердой позиции. Так, рассчитывая на альянс с Великобританией, направленный против Советского Союза, под влиянием Риббентропа, разработавшего антибританскую концепцию, в конечном счете он отказался от таких планов. Правда, он надеялся, что англичане согласятся участвовать в разделе мира вместе с Германией. Незадолго до нападения на Польшу Гитлер заявлял, что готов гарантировать неприкосновенность заморских владений Великобритании в том случае, если она развяжет ему руки для действий на востоке Европы. Он упрекал Черчилля в том, что тот не понимал изменившихся условий. «Нельзя копировать успешные методы минувших эпох, — заявлял он. — Реальность настоящего дня, изменившая облик мира, заключается в том, что существуют два колосса — Соединенные Штаты Америки и Советский Союз... Реальность современности должна бы принудить Черчилля согласиться с необходимостью объединения Европы, для того, чтобы обеспечить политическое равновесие в мире XX столетия».
Однако эта его надежда не сбылась: через три дня после нападения Германии на Польшу Англия и Франция объявили войну Германии. И даже после этого Гитлер не отказался от надежды на союз с британцами. По окончании польской кампании и победы над французами он обратился к англичанам с предложением о сотрудничестве. 1 ноября 1939 г. Розенберг записал в своем дневнике: «Фюрер неоднократно заявлял о желательности установления немецко-британского соглашения, в особенности в плане дальнейшего сотрудничества двух стран... Мы были готовы пойти на все, но в Англии хозяйничает руководимое евреями сумасшедшее меньшинство. Чемберлен — безвольный старик». Изолировать Польшу от внешнего мира ему не удалось, поэтому ему пришлось заключить договор о ненападении с Советским Союзом. За эту кратковременную передышку Советскому Союзу пришлось заплатить дорогой ценой. Когда немецкие танки и самолеты в ночь на 22 июня 1941 г. направлялись к границам СССР, в рейх, согласно договору, все еще шли эшелоны с советским зерном, салом, сырьевыми и другими материалами. Операция «Барбаросса» отличалась от военных операций против западных держав. С самого начала она была запланирована и осуществлялась как война на уничтожение не только комиссаров и евреев, но и мирного населения.
Судьба людей, живших в захваченном «жизненном пространстве», была для Гитлера безразлична. На оккупированной территории Советского Союза находилось много людей, пострадавших от советской власти и встречавших гитлеровские войска, как освободителей. Но как только начались расправы над мирными жителями, картина изменилась: немцы оказались более жестокими врагами, чем советская власть. Захваченную у СССР территорию Гитлер рассматривал с точки зрения экономического использования. На русскую землю должны были переселиться немецкие крестьяне; русское сырье и энергетические ресурсы дали бы мощный толчок развитию немецкой промышленности. Впрочем, к системе «свободного рынка» Гитлер относился скептически и восхищался плановым хозяйством СССР, в котором он видел превосходство над частно-капиталистической экономикой. Во время одной из бесед со своими соратниками 22 июля 1942 г. он заявил, что сталинские пятилетки могут сравниться лишь с германским 4-летним планом.
Во время войны с СССР изменялось его отношение к Сталину и Советскому Союзу. Если раньше он говорил о «еврейском большевизме», а Сталина считал ставленником международного еврейства, то теперь он придерживался того мнения, что Сталин проводит национальную политику в духе Петра Первого и что он освободил Россию от еврейского ига. Гитлер был уверен, что он победит большевизм его собственными методами, когда станет копировать его в Германии и на захваченных ею территориях... Он все чаще указывал своим сотрудникам на русские методы как на образцовые. Без жесткости и беспощадности, к которым прибегали Сталин и его соратники, было бы невозможно вести борьбу за существование, утверждал Гитлер.
Гитлер досадовал на себя за то, что, расправившись с опасностью слева, не увидел опасности справа. Касаясь внешней политики, он не мог понять политики англичан, которые не пошли навстречу его предложениям о союзничестве. Хотя Гитлер использовал старых военных и чиновников, незадолго до поражения Германии он признавал: «Наши генералы и дипломаты, за немногими исключениями, это люди вчерашнего дня, которые ведут войну и политические дела минувшего времени. Это справедливо как в отношении людей прямых, так и неискренних. Одни из них не справляются с поставленными перед ними задачами из-за неспособности или отсутствия вдохновения, другие саботируют их преднамеренно».
После неудавшегося покушения на него 20 июля 1944 г., в котором главную роль сыграли военные, принадлежавшие к аристократии, фюрер посетовал, что в свое время не последовал примеру Сталина, который ликвидировал старую элиту. Но между ними была разница. Сталин ликвидировал заговорщиков, между тем как Гитлер расправился со штурмовиками-своей преторианской гвардией, — которая ни о каком заговоре против него не помышляла.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Книги
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 25
Гостей: 25
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016