Среда, 07.12.2016, 19:18
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Книги

Джон Бэррон / Операция «Соло»: Агент ФБР в Кремле
23.11.2011, 17:33
   Когда в начале 1970-х годов я писал книгу о советском КГБ, мне приходилось брать интервью у многих бывших агентов ФБР; в дальнейшем некоторые из них продолжали поддерживать со мной дружеские отношения.
    В 1977 году один из них в общих чертах обрисовал мне операцию, которую он считал самой блестящей шпионской миссией, когда-либо проведенной ФБР против Советского Союза. Главными ее участниками были Моррис Чайлдс, его жена Ева и брат Джек Чайлдс. Мой собеседник поведал, что все трое — уже пожилые люди, оба брата слабы здоровьем и ФБР операцию закрыло. Подробный рассказ о ней принес бы народу и стране большую пользу, а неполное или искаженное описание могло бы только повредить. Поэтому бывший агент, как и его коллеги, от имени которых он выступал, рекомендовал мне узнать в ФБР, смогу ли я рассказать эту историю, пока трое главных героев еще живы.
    В ФБР эту информацию не подтвердили, но и не опровергли, сказав, что затронутая тема чрезвычайно деликатна и строго засекречена. С меня взяли обещание никогда не упоминать и не ссылаться на эту информацию ни в каких записях или беседах. Если такое произойдет не по моей воле, то ФБР должно знать, где, когда и при каких обстоятельствах это случилось. Я обещал молчать.
   Через несколько недель одного из высших руководителей ФБР попросили побеседовать со мной «о существенной проблеме национальной безопасности». Он сказал, что в связи с новыми обстоятельствами и угрозой для жизни американцев руководство ФБР должно быть уверено, что я честно выполню свое обещание и никогда ничего не расскажу по тому вопросу, который обсуждал в штаб-квартире. Я заверил в этом своего собеседника.
В требовании не разглашать секретную информацию, чтобы не подвергать опасности жизни американских разведчиков, не было ничего удивительного. Я упомянул об этом только потому, что это повлекло за собой ряд последствий.
Операция, о которой я узнал в 1977 году, все еще продолжалась; Моррис и Ева Чайлдс знали о моем молчании. Оно послужило одной из причин для того, чтобы в 1982 году они связались со мной через агента ФБР Майкла Штейнбека. Тот сказал, что операция, в которой участвовали мистер и миссис Чайлдс, в конце концов завершилась и они хотели бы обсудить со мной возможность создания книги об их работе. В ФБР заявили, что не будут ни препятствовать созданию такой книги, ни содействовать в ее написании. Однако, если у меня появится желание, мне организуют встречу с Чайлдсами, которые находились под защитой правительства.
Наша первая встреча произошла в Санта-Монике, штат Калифорния, где к нам присоединился бывший агент ФБР Уолтер А. Бойл. Долгих восемнадцать лет — и каких лет! — Бойл был доверенным лицом Морриса и Евы. Моррис относился к нему, как к сыну, и сам пригласил его участвовать в наших первых беседах. Штейнбек присутствовал в качестве сопровождающего и не принимал участия в разговоре. Моррис, Ева и Бойл показались мне очаровательными людьми, и я понял, что каждый из них сыграл в этой драме свою важную роль. Никогда прежде мне не доводилось получать большего удовольствия от беседы. Позже Моррис с Евой приехали в Вашингтон, и мы долгие дни и часы беседовали в номере гостиницы в Джорджтауне об истории, свидетелями, а порой и творцами которой они были. Мы стали друзьями и горели желанием приступить к совместной работе над книгой.
Мы уже вплотную подошли к началу работы, когда ФБР известило Морриса и Еву, что министерство юстиции запретило им рассказывать мне свою историю. Никто из министерства юстиции со мной даже не связался; до меня дошли только слухи, объясняющие причину такого решения. Вероятно, какой-нибудь относительно молодой адвокат из министерства юстиции рассудил таким образом: многие детали, которые неизбежно вынуждены будут раскрыть Моррис и Ева, остаются по-прежнему чрезвычайно секретными, и правительство по-прежнему отказывается открывать эти детали кому бы то ни было. Если министерство юстиции позволит Моррису и Еве рассказать их историю, это будет фактически означать разрешение на передачу секретных данных исключительно в мое распоряжение, то есть создание особых привилегий для одного-единственного журналиста. Более того, после передачи Моррисом такой информации министерству юстиции трудно будет сопротивляться требованиям, согласно закону о свободе информации, раскрыть и другие секретные материалы.
Моррис был огорчен и рассержен, но ничего не мог поделать. Ему исполнился восемьдесят один год, у него были проблемы со здоровьем, он считал, и возможно оправданно, что КГБ и коммунистическая партия за ним охотятся, ему была необходима защита и поддержка правительства, и к тому же он должен был думать о благополучии Евы. Тем не менее он надеялся, что американцы когда-нибудь смогут узнать о его тайной жизни и секретной миссии. И мы продолжали встречаться, особенно когда ФБР перевело его в Северную Вирджинию для консультаций и лекций в их академии в Куантико.
В 1987 году Рональд Рейган распорядился наградить Морриса Президентской медалью Свободы и посмертно наградить его брата Джека. Президент хотел было лично вручить награду Моррису в Белом Доме и устроить завтрак или обед в его честь, но ФБР убедило президента, что с точки зрения безопасности это неблагоразумно, и директор ФБР Уильям Сейшене наградил Морриса медалью в штаб-квартире ФБР. После этого по настоянию Морриса и Евы меня пригласили на частный, неофициальный прием.
Все собравшиеся в номере отеля на Пенсильвания-авеню были лучшими друзьями Морриса из ФБР. У меня была возможность встретиться и поговорить с некоторыми из них: Уолтом Бойлом, Джоном Лэнтри, который двенадцать лет был секретным сотрудником Джека Чайлдса, Карлом Фрейманом, который в давние времена убедил Морриса работать с ФБР, и помощником директора Джеймсом Фоксом, начальником Морриса и Евы с 1971 года.
Моррис столько раз был на грани гибели, что, похоже, перестал бояться естественной смерти; он боялся умереть в советской камере или от пули убийцы. Однажды он заметил: «Надеюсь, что смогу умереть тихо и спокойно, так, что никто из них про это не узнает». Второго июня 1991 года, не дожив восьми дней до своего восьмидесятидевятилетия, он именно так и умер на больничной койке на руках у Евы, в присутствии раввина.
По нашему с Евой мнению, смерть Морриса и распад Советского Союза сделали бессмысленным запрет на разглашение его истории, и в 1992 году, пользуясь неоценимой помощью Евы, я начал работать над книгой.
Выйдя в 1962 году замуж за Морриса, Ева стала его равноправным партнером в шпионской деятельности, помогала ему и сопровождала почти во всех поездках в Советский Союз и Восточную Европу. Она находилась рядом с ним на предварительных обсуждениях и на отчетах после выполнения задания. Она была соратницей и женой одного из руководителей коммунистической партии, и одновременно она была другом агентов ФБР, проводивших секретную операцию. Ева была человеком незаурядным и оригинальным.
Она предоставила мне собранные и сохраненные Моррисом редкие бумаги, записи, досье и заметки. Среди них были копии советских документов, которые они тайно привезли из Москвы, копии отчетов Морриса и Джека для ФБР, детальные заметки, восстанавливающие секретные задания советских руководителей, которые те давали Моррису, записи разговоров с этими руководителями и меморандумы Морриса, представленные им в Политбюро.
В 1987 году агенты ФБР Чарльз Нокс и Джеймс Милборн провели с Моррисом и Евой одиннадцать дней, записывая на магнитофонную ленту воспоминания Морриса о его жизни. В ФБР распечатали эти записи и часть из них отдали Еве. Копии почти всех бесед, которые у нее были, она передала мне. Еще Ева передала многочисленные фотографии, собранные Моррисом. Одна из них имела особо важное значение: на ней Моррис запечатлен в Кремле с Леонидом Брежневым.
Перед своей смертью Ева заявила о намерении завещать эти документы и записи институту Гувера при Стэнфордском университете в надежде, что они будут полезны будущим исследователям.
Моя книга основана не только на этих документах, но и на сотнях часов бесед с участниками операции из ФБР, включая Джеймса Фокса, Карла Фреймана, Уолтера Бойла и Джона Лэнтри. Они стали главными героями этой книги, по их рассказам читатель сможет оценить их квалификацию и убедиться, что они являются подлинными творцами истории. Особого упоминания заслуживает деятельность Бойла и Лэнтри.
С 1962 года Бойл отправлял Морриса и Еву на задания, встречал их после каждой миссии и составлял отчеты. В Соединенных Штатах они общались почти ежедневно. Он принимал текущие оперативные решения и участвовал во всех важных совещаниях в Вашингтоне, Нью-Йорке и Чикаго. Никто не был ближе к Моррису и Еве, никто не знал про них и про всю операцию больше, чем знал Бойл. К счастью для истории, Бойл тщательно фиксировал свои действия.
Лэнтри в Нью-Йорке руководил скрупулезно разработанной тайной системой связи, придуманной и созданной Советами. Через эту систему ФБР регулярно получало сведения из Кремля и от имени Джека или Морриса посылало обратно в Кремль выгодную для Соединенных Штатов информацию. Лэнтри переправлял многие миллионы долларов, провезенные в Нью-Йорк агентами КГБ, и составлял отчеты обо всем, что КГБ и коммунистические лидеры говорили Джеку. После ухода Лэнтри в отставку ФБР поручило ему написать секретную неофициальную историю операции «для внутреннего пользования» и предоставило в его распоряжение все необходимые документы. Лэнтри сам был свидетелем большей части операции и прочел о ней все, что было написано.
В многочисленных интервью и беседах Бойл и Лэнтри великодушно поделились со мной своими уникальными познаниями и соображениями. Они тщательно изучили рукопись, сделали критические замечания и внесли в нее поправки. Конечно, я сам несу ответственность за возможные ошибки или недостатки, но данная книга не могла быть написана без огромного вклада Морриса, Евы, Бойла и Лэнтри. Имена других лиц, которые внесли важный вклад в эту работу, перечислены в разделе «От автора».
Книгу завершают приложения. В приложении А приведены даты и задачи каждой из пятидесяти семи миссий на вражескую территорию, совершенных Моррисом, Евой и Джеком под контролем ФБР. В приложении В перечислены суммы денег, которые Советский Союз нелегально передал Коммунистической партии Соединенных Штатов с 1958 по 1980 год. В приложении С названы сотрудники КГБ, которые работали в Соединенных Штатах с Моррисом и Джеком с 1958 по 1982 год. Приложение Д включает в себя копии документов, которые иллюстрируют различные стадии операции.
Небольшое предупреждение. Ева оказалась находкой для любого исследователя; любой адвокат пожелал бы иметь такого свидетеля на судебном процессе. Она часто говорила: «Нет, это было не так», или «Я не могу вспомнить», или «Я не знаю». Короче, она старалась строго придерживаться фактов.
Однако у нее всегда были проблемы с датами. Она прекрасно помнила задушевный обед с Фиделем Кастро в кубинском посольстве в Москве, помнила вплоть до меню и запаха сигары, но не могла вспомнить дату, когда они с Моррисом там обедали.
Была одна дата, которую она категорически отказывалась даже обсуждать: дату своего рождения. Чтобы узнать ее возраст, я навел справки в официальных источниках. Ева Либ Чайлдс родилась 24 марта 1900 года. Когда я спросил ее, верно ли это, она негодующе воскликнула:
— Нет! Я  не такая старая.
Тогда я спросил:
— Ну хорошо, Ева, в каком же году вы родились?
Она ответила, что в 1910-м.
Вполне возможно, что ошибся какой-нибудь клерк, а Ева была права. И тем не менее всякий читающий эту книгу встретится с женщиной, возраст которой не имеет значения. Она двадцать лет проработала бок о бок с доблестными и отважными мужчинами и действовала с той же доблестью и отвагой.
  -------------
  "Скачайте книгу в нужном формате и читайте дальше"
Категория: Книги
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 34
Гостей: 34
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016