Суббота, 03.12.2016, 12:31
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Книги

К.И.Малаховский / Британия Южных морей
30.07.2007, 00:58
Начало второй половины XVIII в. было для Англии насыщено важными и сложными событиями.
Внутри страны развитие промышленной революции привело к победе фабричного производства, повлекшей за собой, кроме технических, громадные социальные изменения в британском обществе и обусловившей выход на политическую арену пролетариата, сразу же вступившего в упорную борьбу за свои права. Во внешних делах как никогда обострилась агрессивность английской буржуазии. Теперь главного противника она видела во Франции.
Война между этими державами началась еще в 1741 г., и, несмотря на заключение в 1748 г. Ахенского мира, борьба между ними не прекращалась. В 1756 г. она вступила в решающую стадию. Воспользовавшись Семилетней войной, сковавшей французские силы в Европе, англичане полностью вытеснили французов из Северной Америки и нанесли им тяжелые поражения в Индии.
В операциях по захвату тогдашней столицы Канады-Квебека в 1759 г. отличился безвестный штурман 64-пушечного корабля "Пемброк" Джеме Кук, что, впрочем, прошло незамеченным в потоке грандиозных событий. Также не обратило на себя внимание бракосочетание в конце 1762 г. этого 34-летнего моряка с 20-летней Елизаветой Баттс.
В начале 1763 г. Семилетняя война была закончена Парижским миром, а Кук поселился в Ньюфаундленде.
В 1764 г. губернатором Ньюфаундленда стал земляк Кука Хью Паллисер, бывший в 1755 г. командиром корабля "Игл", на котором Кук служил военным моряком. Паллисер, однажды взяв на себя роль покровителя Кука, с тех пор не изменял ей. И теперь он назначил его капитаном корабля "Гренвилл".
С 1764 г. Кук регулярно проводил съемки побережья Ньюфаундленда. В августе 1766 г., находясь в Ньюфаундленде, он наблюдал солнечное затмение и записку о результатах своих исследований послал в Королевское лондонское общество для развития естественных знаний. Там записка Кука вызвала интерес. Астроном Джон Бевис в статье, опубликованной в журнале общества "Философские труды" в 1767 г., назвал Кука "хорошим математиком, весьма опытным в этом деле".
На зиму 1767/68 г. Кук привел свой "Гренвилл" к берегам Англии, где он теперь жил, и занялся обработкой материалов, накопленных во время летнего плавания, полагая с наступлением весны вернуться в Ньюфаундленд.
Этому, однако, не суждено было осуществиться. Судьба распорядилась по-другому. В следующее лето Джеме Кук совершенно неожиданно для себя начал деятельность, навечно прославившую его имя, выдвинувшую его в первую шеренгу мореплавателей нашей планеты. Но для того чтобы понять эту метаморфозу, нам придется обратиться к событиям, происходившим за полтораста лет до этого.
    В начале XVII в. буржуазная Голландия бросила дерзкий вызов своему недавнему господину - феодальной Испании. Свергнув испанское иго у себя на родине, голландцы принялись вытеснять своих бывших господ из их владений в Юго-Восточной Азии и Океании. Они захватили Молуккские острова. Власть здесь практически перешла в руки Нидерландской ост-индской компании. Компания сразу же проявила стремление расширить свой границы. С особенным вожделением мечтала она об обладании таинственной "Terra Australia", о существовании которой говорили еще древние греки.
    В письме от 16 сентября 1638 г. Совет директоров Нидерландской ост-индской компании одобрил усилия генерал-губернатора Батавии Ван-Диемена найти "южный континент": "Ваша милость действует мудро, уделяя большое внимание открытию южной земли и золотоносных островов, которые были бы весьма полезны компании, чтобы возместить ей тяжелые затраты и дать реальное ощущение доходности ост-индской торговли...".
    Верой и правдой служа интересам компании, Ван-Диемен снарядил очередную экспедицию для поисков "южного континента", во главе которой поставил хорошо известного компании капитана Абеля Тасмана.
    14 августа 1642 г. два корабля - "Хеемскерк" под флагом Тасмапа с командой в 60 человек и "Зеехаен" с командой в 50 человек - покинули Батавию. После четырехмесячного плавания, 13 декабря 1642 г., Тасман и его спутники увидели "обширную гористую землю"3 - западный берег Южного острова. Велико было удивление голландских моряков, обнаруживших, что затерянная в океане земля заселена людьми.
   Откуда же пришли сюда люди? На этот вопрос наука до сих пор не может дать четкого ответа. Некоторые исследователи готовы даже признать Новую Зеландию прародиной человечества.
Аборигены Новой Зеландии - маори - не имели письменности и смогли поведать лишь устные легенды о появлении их предков на островах. Коротко история заселения Новой Зеландии, судя по преданиям маори, представляется в следующем виде.
    Много веков назад на острове Раиатеа (одном из группы островов Общества, которые маори считают своей прародиной) жил Купе - вождь тамошнего народа. Заметив, что длиннохвостая кукушка Кохопероа каждый год прилетает на остров откуда-то с юго-запада, а через несколько месяцев возвращается обратно, он решил найти землю, где живет Кохопероа. (Существуют и другие версии: говорят, что он погнался за громадным осьминогом, мешавшим ему ловить рыбу.) Он отправился в плавание на двух каноэ. Одной лодкой - "Мата-Хоруа" - Купе командовал сам, другой - "Тауири-Ранги" - командовал некто Нгаке.
    После долгих странствий они увидели землю и назвали ее Ао-теа-роа, что значит "Длинное белое облако". Легенда утверждает, что первой произнесла эту фразу жена Купе. Возникшая неожиданно среди океана земля показалась ей облаком, летящим над горизонтом. Это и была Новая Зеландия.
    Следующее путешествие на Новую Зеландию предание относит к XI в. Вождь с острова Таити - Той, разыскивая своего внука, которого унесло в открытый океан во время состязаний на каноэ, достиг новозеландских островов, где и остался жить.
   Но исторически достоверная колонизация этих островов началась в XIV в., когда в 1350 г. на Новую Зеландию прибыл большой таитянский флот. Восемь крупных каноэ: "Таинуи*, "Те Арава", "Мататуа", "Курахаупо", "Токомару", "Аотеа", "Такитуму" и "Хороута" - пристали к берегу в различных пунктах Северного и Южного островов. Основные племена маори и ведут происхождение от этих пришельцев.
   Как же относится современная наука к преданиям полинезийцев?
   Существует много научных гипотез о путях расселения древних полинезийцев на тихоокеанских островах. Но несомненно одно: заселение Океании произошло в результате многовековых сознательных усилий древних мореходов.
    Новая Зеландия в отличие от других островных групп Океании расположена (кроме самой северной своей части) в зоне умеренного климата. Древние мореходы, прибывшие сюда из тропиков, попали в суровую для них обстановку. Им пришлось заботиться и об устройстве надежных, защищающих от холода жилищ, об одежде, еде, ибо на новозеландских островах не росли кокосовые пальмы, хлебное дерево и бананы. Но колонисты не отступили. Они вполне приспособились к новым условиям. Постепенно у них сложился весьма своеобразный уклад жизни, отличный от уклада других полинезийских народов. Начиная с середины XIV в. они, по-видимому, не имели никаких контактов с внешним миром.
    Можно себе представить удивление аборигенов, увидевших у своих берегов огромные по сравнению с их каноэ морские суда, легко скользившие по океанским волнам. Наполненные ветром широкие полотнища парусов придавали им сходство с гигантскими птицами, неожиданно спустившимися с бескрайней голубизны небес. На палубах кораблей были бледнолицые люди, так непохожие на них самих.
    Первая встреча с туземцами произошла через несколько дней. Две их лодки бесстрашно подплыли к голландским кораблям. Сидевшие в них люди что-то выкрикивали "резкими, глухими голосами" и "трубили в инструмент, похожий на мавританскую трубу" 4. По всей вероятности, они просили чужеземцев убраться.
     Последовавшие вскоре действия подтвердили это. Аборигены опрокинули высланную голландцами  им навстречу лодку, причем четыре матроса погибли. Только огонь пушек и мушкетов заставил их повернуть назад. Но и голландцы не решились высадиться на берег. Тасман так и не побывал на открытой им земле, названной Землей штатов. (Голландское правительство вскоре изменило название на Новую Зеландию в честь голландской провинции, первой поднявшейся на борьбу против испанского господства.)
    Тасман и не подозревал, что открыл два острова. Он был убежден, что перед ним "Terra Australis Incognita". "Эта земля кажется прекрасной страной,- писал он,- и мы уверены, что это береговая полоса неизвестной южной земли" .
    Но, поскольку Тасман не привез с собой из экспециции никаких богатств и в его рассказах не упоминалось о золотых россыпях, Нидерландская ост-индская компания весьма холодно встретила его сообщение о новых землях.
    Примерно года через три после открытия Тасманом Новой Зеландии в Лондоне стали регулярно собираться "разные достойные люди", интересующиеся "новой философией" - научными методами исследований.
    На своем заседании 20 ноября 1660 г. они решили создать общество, которое содействовало бы развитию физико-математических наук.
    На следующем заседании председательствующий сэр Роберт Морей сообщил, что король одобрил цели общества. А через два года общество, в то время насчитывавшее 55 членов, получило статус королевского и стало называться Королевское лондонское общество для развития естественных знаний.
    Именно это общество через 100 лет предложило организовать морскую экспедицию, которая во второй раз открыла для европейцев Новую Зеландию, ибо плавание Тасмана с самого начала не афишировалось голландцами, а за прошедшее с того момента время и совсем стерлось в памяти.
Как это ни странно звучит, значительную роль в открытии Новой Зеландии британцами сыграла планета Венера. И вот почему. В начале XVIII в. королевский астроном Эдмон Хелли подсчитал, что Венера должна пройти мимо диска Солнца в 1761 г., затем, вероятно, в 1769 г., а после этого не раньше чем через столетие.
    В 1760 г. Королевское общество обратилось с письмом в государственное казначейство, прося выделить средства на организацию экспедиций для наблюдения за Венерой к островам Святой Елены и Суматра. Аргументируя свою просьбу, общество писало, что эти экспедиции еще раз продемонстрируют миру достижения британской науки, ибо само исследуемое событие "предсказано в прошлом столетии англичанином и исследовалось лишь один раз за все существование мира также англичанином (астрономом Хороксом 24 ноября 1639 г. - К. М.)". Просьбу общества казначейство удовлетворило. Астроном Невиль Маскелайн отправился на остров Святой Елены. Но наблюдений ему провести не удалось из-за большой облачности. Корабль же, посланный к Суматре, во время плавания был атакован французским фрегатом и так и не добрался до места назначения.
    Неудача 1761 г. заставила Королевское общество особенно тщательно готовиться к проведению наблюдений 3 июня 1769 г. В ноябре 1767 г. оно создало для этой цели специальный комитет во главе с Н. Маскелайном. По мнению членов комитета, наблюдения в северном полушарии было бы лучше всего вести из районов островов Шпицберген и Гудзонова пролива или мыса Нордкап в Норвегии, а в южном полушарии - из района Тихого океана (не выше 30° ю. ш. и между 140 и 180° з. д.). Изучив доклад комитета, Королевское общество обратилось к британскому правительству с просьбой послать в южные моря группу астрономов. Получив отказ, общество в феврале 1768 г. направило письмо прямо королю, указывая, что французы, датчане, шведы и русские также планируют проведение наблюдений за прохождением Венеры мимо солнечного диска, предсказанным англичанами, и они не могут устраниться от этого, поскольку "британская нация справедливо славится во всем образованном мире своими знаниями в астрономии, в которых она превосходит любую другую нацию в мире, как современном, так и древнем" . Король одобрил проект экспедиции, обещал выделить 4 тыс. ф. ст. и специальный корабль. 29 февраля 1768 г. государственный секретарь лорд Шелбурн официально уведомил адмиралтейство о решении Георга III.
    За восемь месяцев до королевского решения британский капитан Самуэль Уоллис, отправившийся на корабле "Дельфин" в плавание по Тихому океану, открыл остров Таити. Вернувшись в Лондон, он всячески рекомендовал Георгу III провести наблюдения именно на этом острове. Рекомендация Уоллиса была принята.
    Выбрать руководителя экспедиции, казалось, также не составляло труда. Общество предложило на эту должность Александра Дальримпля - первого гидрографа британского флота, совершавшего экспедиции на Дальний Восток, убежденного сторонника теории существования "южного континента", видевшего цель жизни в практическом подтверждении этой теории открытием "Terra Australia Incognita". Но адмиралтейство имело свои соображения. Оно считало недопустимым, чтобы руководило плаванием на корабле британского военного флота гражданское лицо.
В начале марта первый лорд адмиралтейства Эдвард Хаук сообщил обществу, что не согласится ни на назначение гражданского лица командиром военного корабля, ни на производство этого человека в ранг морского офицера.
    О решении адмиралтейства общество известил его президент на заседании 24 марта, однако общество все же настаивало на том, чтобы научный штат экспедиции возглавил Дальримпль. Но тут уж стал возражать сам Дальримпль. Ведь целью его в этой экспедиции было отнюдь не участие в астрономических наблюдениях. Он хотел стать первооткрывателем "своего континента" и не желал уступать честь этого открытия какому-то морскому офицеру.
    Тогда адмиралтейство сделало свой выбор. Он пал на Джемса Кука. Возможно, что и здесь ему помог Хью Паллисер, который в это время занимал пост инспектора флота и начальника корабельной палаты. Паллисер уже 6 апреля распорядился подыскать для "Гренвилла" нового капитана, поскольку Кук "будет использован в другом месте" .
    Одновременно шел выбор судна для экспедиции. 5 марта адмиралтейство запросило корабельную палату о ее рекомендациях в этом отношении. Через три дня палата ответила, что для экспедиции подходит "Триал", но корабль не будет готов к отплытию раньше конца мая. 10 марта адмиралтейство сообщило палате, что это слишком поздняя дата, и просило выяснить, нельзя ли использовать корабль "Роз".
    Ответ был получен лишь 21 марта. В нем палата писала, что в трюмах "Роз" не поместится такое количество продовольствия, которое необходимо для длительного плавания, но, продолжала палата, "их лордствам" она рекомендует угольщик, т. е. тип судна, "вместительного и дающего возможность взять большое количество провизии, столь необходимой для подобных плаваний, и в этом отношении более предпочтительного, чем военный корабль". При согласии адмиралтейства корабельная палата может сразу же подобрать такого рода судно из стоящих на Темзе.
    В тот же день адмиралтейство дало согласие. Столь быстрый ответ объясняется, вероятно, тем, что адмиралтейство еще до получения письма от палаты советовалось на этот предмет с Куком. А Кук был сторонником как раз того типа кораблей, который рекомендовала палата.
    Три года спустя он писал: "Корабль этого рода не должен иметь глубокой осадки, несмотря на большой груз и способность брать достаточное количество продовольствия, и иметь необходимые удобства для размещения команды и условия для осуществления такого путешествия. Он также должен иметь такую конструкцию, которая давала бы возможность переместить его на сушу, и размеры, которые в случае необходимости позволяли бы безопасно и удобно расположить его на берегу для устранения каких-либо повреждений или дефектов. Такими данными не обладают ни 40-пушечные военные корабли, ни фрегаты, ни корабли Ост-индской компании, ни трехпалубные вест-индские корабли, ни какие-либо другие суда, кроме кораблей, построенных для угольной торговли, которые как раз приспособлены для этой цели" .
    Агенты корабельной палаты обследовали несколько угольщиков и 29 марта остановились на корабле "Граф Пемброк". Угольщик назвали "Индевр" (официально "Индевр барк"). Построенный в 1764 г., он имел водоизмещение 368 т.
    В конце мая Кук, получив звание лейтенанта, вступил в командование "Индевром" и начал тщательную подготовку к экспедиции, а Королевское общество взялось за формирование ее состава. Оно считало, что для наблюдения за Венерой необходимо взять двух астрономов. Поскольку общество хорошо знало о том, что Кук обладает астрономическими и математическими знаниями, оно возложило на него обязанности одного из астрономов. Другим был назначен Чарльз Грин. В научный состав экспедиции вошли также ботаники Джозеф Бенкс, Даниэль Соландер, Герман Сперинг. Экспедицию сопровождали два художника: Сидней Паркинсон, рисунки которого приведены в книге, и Александр Бьюкен. В судовую команду "Индевра" было включено пять моряков с корабля капитана Уоллиса (открывшего остров Таити).
    Кук внимательно изучал все доступные ему материалы о Тихом океане и особенно материалы плавания капитана Уоллиса.
    Дальримпль, хоть и крайне раздосадованный назначением Кука руководителем экспедиции, все-таки дал Бенксу экземпляр напечатанного, но не вышедшего в свет труда относительно существования "южного континента" и пролива, соединяющего моря Индийского и Тихого океанов. Он был уверен, что через Бенкса его работа станет известной Куку и в случае успеха экспедиции можно будет сказать, что именно он, Дальримпль, подсказал Куку направление плавания и предвосхитил открытия.
    Наконец все было готово, и "Индевр" двинулся по Темзе к Плимуту.
    25 августа 1768 г. он вышел из Плимута навстречу великим открытиям. Весь экипаж корабля: 74 моряка, 12 солдат морской пехоты и 11 гражданских (ученые и их слуги), по словам Дж. Бенкса, был "здоров и находился в отличном расположении духа, прекрасно приготовившись жизнерадостно переносить любые могущие встретиться испытания и опасности".
------------------------------------------------
 "Скачайте всю книгу и читайте дальше" 
 
                                        

Категория: Книги
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 22
Гостей: 22
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016