Воскресенье, 11.12.2016, 09:03
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Книги

Захар Прилепин / Именины сердца: разговоры с русской литературой
05.10.2010, 00:25
   «Именины сердца» — понятное дело, не всеобъемлющий портрет литературы.
   Во-первых, в книге пойдет речь именно о современной литературе, а не о той, что была вчера или позавчера.
   Во-вторых, здесь собраны люди, с которыми меня сталкивала судьба — и которые мне интересны. То есть выбор мой глубоко субъективен.
   Собранные здесь имена — разрозненные части огромной литературной мозаики. Впрочем, каждая составляющая этой мозаики, безусловно, любопытна сама по себе.
   Смотрите.
   Александр Проханов и Александр Кабаков — в известном смысле антиподы; оба — люди широко известные. Каждый в начале девяностых задал свою тональность резкого и последовательного отношения к тем смутным временам, что снизошли на нашу землю. И оба работают до сих пор с такой силой, какой младые поколения могут позавидовать.
   Леонид Юзефович — признанный мастер и мой учитель, Михаил Тарковский — любимейший мой прозаик из числа пришедших в литературу на исходе столетия, да и вообще любимейший — безо всяких временных привязок.
   Павел Крусанов, Алексей Варламов и Алексей Иванов — одни из безусловных лидеров современной прозы, «офицеры русской литературы», пользуясь терминологией другого нашего героя — Александра Гарроса. А у нас таких — по пальцам сосчитать.
   Это если о прозе. А если о поэзии, то тут, без обиняков, Дмитрий Воденников или Максим Амелин находятся в том же офицерском статусе.
   Упомянутый выше Гаррос (наряду со своим соавтором Алексеем Евдокимовым) — лауреат одной из самых престижных и скандальных российских премий — «Национальный бестселлер»; другую премию — «Русский Букер» — представляет здесь Денис Гуцко. И Гуцко, и Гаррос, кстати, не только писатели, но и востребованные и титулованные публицисты.
   Сергей Лукьяненко — один из самых известных фантастов не только в наших холодных краях, но и во всем мире.
   Всеволод Емелин — последний, на мой вкус, народный поэт в России, чьи строчки понемногу разбирают на присловицы и поговорки.
А Лев Данилкин? — критик самоуверенный, злой и меткий настолько, что самое имя его наводит на прозаиков легкий трепет.
А Сергей Шаргунов? — мой товарищ и собрат, застрельщик направления, поименованного «новым реализмом», о котором много спорили, вокруг которого поломали немало копий и ломают до сих пор.
Нет, определенно, я даже сам себя, как в известной басне, готов уже убедить, что картина, мной здесь представленная, вполне, как нынче говорят, репрезентативна.
Да, в книге, как мы видим, нет тех, кто по праву пребывает в статусе «живых классиков»: ни Валентина Распутина, ни Василия Белова, ни Андрея Битова, ни Владимира Маканина — но к этим людям, признаться честно, мне даже подходить боязно. Я и на общение с Евгением Поповым решился, скрестив пальцы в кармане, чтоб меня не погнали взашей.
Здесь нет многих и многих прозаиков и поэтов старшего поколения, которых я даже боюсь начать перечислять — дабы не забыть хоть одного славного имени.
Здесь нет плеяды видных критиков и редакторов, сохранивших иерархию литературных ценностей, которая могла быть рассеяна дурными сквозняками.
Здесь нет того человека, чье имя Эдуард Лимонов, — я горд даже тем, что живу с ним в одну эпоху. И нет, например, Дмитрия Быкова, вездесущего, весомого, великолепного литератора, дружбой с которым я очень дорожу. Но, к слову, мы о них много вспоминаем на страницах этой книги — будем считать, что они незримо с нами.
Зато здесь присутствуют те, на кого я, что называется, делаю ставку — имея в виду ближайшее наше литературное будущее.
Есть Алексей Кубрик, начинавший очень неспешно, очень вдумчиво; вопреки поэтической природе, с годами он пишет все лучше, все пронзительнее — каждая новая его «толстожурнальная» публикация укрепляет меня во мнении, что мы имеем дело с настоящим, самой высокой пробы, стихосложением.
Игорь Белов — из того нового поколения, что завтра русскую поэзию схватит в цепкие руки; уж не знаю, на что нацелены лидеры этого поколения — вытрясти поэзии карманы или расцеловать ее взасос — но в хватке их почти звериной можно не сомневаться.
Новый писательский — опять воспользуюсь терминологией Гарроса — «спецназ» в лице хоть Рубанова, хоть Садулаева, хоть Елизарова, хоть Сенчина уже можно не представлять.
Но касательно Дмитрия Данилова, тоже начинавшего степенно и раздумчиво, я уверенно предсказываю, что он станет одним из главных и самых непохожих на всю иную братию прозаиков нашей эпохи.
А про Василину Орлову и без меня такое давно говорят.
Мне, к слову, несколько раз говорили, что я слишком многих людей и слишком часто хвалю. Кто хорошо ко мне относятся — с симпатией, кто плохо — с неприязнью.
Объяснимся вкратце.
Не то чтоб я люблю говорить людям приятные вещи — пожалуй, нет; я просто людей люблю — вообще людей. А когда у людей еще что-то получается, скажем, в литературе — тогда у меня немедленно наступают именины сердца.
Это вовсе не означает, что мне нравятся все.
Я многих литераторов терпеть не могу за их книжки. Я, к примеру, читал одну книжку г-на Л., про демонов, и она мне не понравилась настолько, что не могу заставить себя взять вторую: брезгую. Я нахожу самое существование в природе г-на Б., автора писаний о сложных судьбах выходцев с теплых земель, недоразумением; о его сочинениях мне вовсе нечего сказать. Г-н Г., наверное, очень хороший человек, но проза его… А человек хороший, это даже видно.
Тут мне вдруг вспомнилось такое количество имен, что я решил остановиться. И даже к написанным выше именам вернулся и сократил их до первой буквы — кому надо, тот догадается; кто не догадается — и не надо. Мы, в конце концов, не за этим собрались сегодня.
У нас же сегодня именины, посему просим всех к столу. Три десятка гостей – и больше никого. Вы, наверное, заметите, что ни с одним своим собеседником я не пытался спорить — я всего лишь их выслушивал. Голос за кадром задает вопросы, и самое интересное — ответы.
И еще. Я умышленно спрашивал почти всех, собравшихся здесь, примерно об одном и том же. В первую голову хотел знать, что будет с нами и с нашей землей.
У нас есть шанс запомнить эти ответы, обвести их наточенным карандашом и в недалекие уже времена проверить, наконец, насколько хороши писатели и поэты в качестве пророков.
  -------------
  "Скачайте книгу в нужном формате и читайте дальше"
Категория: Книги
Всего комментариев: 9
1 Аменофис   (05.10.2010 23:37)
... Вот только никак не могу считать писателем Проханова. ((

2 викар   (06.10.2010 00:11)
Почему? Ведь в советское время его репортажи были весьма правдивы и читаемы. Сменилась власть, сменилась его отношение к куску хлеба. Резкая смена затронула не только писателей, но и остальную творческую элиту, да и не только её. Я всегда разделял творческую, советскую интелегенциюи трудовую, которая осталась верна своим идеалам и пошла торговать на рынок.

3 Аменофис   (06.10.2010 00:16)
его репортажи были

Не поняла - какие репортажи? И при чем тут репортажи?


4 оберст   (07.10.2010 00:40)
А что Вас смущает в Проханове? Как у писателя у него свой, очень даже самобытный, стиль. Его книги читаются и довольно популярны.

5 Аменофис   (07.10.2010 02:01)
А что Вас смущает в Проханове?

Ничто не смущает.

Как у писателя у него свой, очень даже самобытный, стиль.

Как у писателя у него вовсе никакого стиля нет. Он не писатель. Журналист, репортёр. Но - не писатель вообще. Там нет даже намёка не повествовательность.

Его книги читаются и довольно популярны.

Не критерий.
Читается и популярно - что попало. Донцова, например. Но это не литература ни в коем случае.


6 оберст   (07.10.2010 21:08)
Сразу возникает вопрос: а какую из его книг Вы читали?

7 Аменофис   (08.10.2010 01:23)
Сразу возникает вопрос: а какую из его книг Вы читали?

Никакую. Я такое не читаю. Достаточно нескольких страниц, чтобы это понять.
Такой с позволения сказать "стиль" более всего напоминает мне скрежет пенопласта по стеклу - это невыносимо. Взгляды и идеология Проханова тут совершенно не причем: Аксенова я уважаю как симпатичного мне человека, но читать его опусы не могу по той же причине.


8 Спика   (08.10.2010 16:27)
Немного полистала книгу, до беседы с Леонидом Юзефовичем разговора о литературе собственно и не было, всё больше о политическом устройстве России. Я не читаю книги , где в качестве прототипов используются личности Зюганова и Собчак.
Зато поэта для себя нового обнаружила - Дмитрия Воденникова. За что спасибо автору книги))

9 Redrik   (08.10.2010 18:19)
" разговора о литературе собственно и не было"
Вообще-то книга называется не "разговоры о русской литературе". А "разговоры с русской литературой".
Дьявольская разница! )

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 27
Гостей: 26
Пользователей: 1
Papa_Smurf

 
Copyright Redrik © 2016