Среда, 07.12.2016, 11:41
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Книги

Уго Кавальеро / Записки о войне. Дневник начальника итальянского Генерального штаба
30.11.2016, 20:04
Военные действия в Греции
Военные действия в Греции начались 28 октября 1940 года. План, разработанный итальянским командованием, предусматривал активную оборону границы в Македонии и стремительное наступление в Эпире с целью овладения всей этой областью и превращения ее в плацдарм для возможной оккупации всей Греции в дальнейшем. Однако силы Италии были слишком малочисленны для осуществления такого плана. По истечении двух недель наступление итальянской армии захлебнулось. Причиной этому послужило резкое ухудшение погоды и отсутствие резервов в распоряжении наступавших войск. Горнострелковая дивизия Юлия, получившая задачу овладеть перевалом Метсово и перерезать коммуникации между Эпиром и Фессалией, была вынуждена стремительно отступить, чтобы избежать окружения. Другие соединения, перешедшие границу (три дивизии и несколько легких частей), не сумели преодолеть сопротивление греческих войск на заранее подготовленном рубеже обороны. В районе Корчи греческие войска перешли в успешное контрнаступление.
18 ноября генерал Содду, назначенный вместо генерала Висконти Праска командующим итальянскими войсками в Албании, отдал приказ двум армиям, находившимся в его подчинении, отойти к южной границе албанского горного массива, примерно на линию Поградец, Островица, Порто Палермо.
4 декабря ввиду дальнейшего ухудшения обстановки на фронте генерал Содду в донесении правительству предложил урегулировать создавшееся положение дипломатическим путем. Предложение генерала было отвергнуто, и Муссолини в тот же день направил в Албанию генерала Уго Кавальеро, а через два дня назначил его начальником генерального штаба итальянской армии вместо Бадольо.
В центре внимания генерала Кавальеро оставалась военная кампания в Греции, руководство которой официально было поручено ему 30 декабря 1940 года.
Сорвав наступления итальянских войск в первой половине ноября, греческая армия перешла в контрнаступление и заставила противника отступить. После отхода итальянских войск на новые позиции началась позиционная война, продолжавшаяся до конца января 1941 года. Греки перебросили на албанский фронт почти всю свою армию, в том числе и большую часть дивизий с болгарской и югославской границ. Встретив упорное сопротивление противника в горных районах, греки отказались от активных действий на северном участке фронта и попытались пробиться к Валоне.
Главной целью наступления греческих войск было овладение городами Валона и Тепелена, но ввиду упорной обороны итальянских войск им не удалось выполнить эту задачу. Лишь отдельные подразделения вклинились местами в позиции итальянских войск, но прорвать оборону греки так и не сумели. Последним успехом греческой армии был захват Клисуры 10 января 1941 года.
Улучшившиеся условия приема грузов в албанских портах позволили перебросить к линии фронта новые дивизии и пополнить запасы вооружения в войсках. Это привело к стабилизации фронта, а в январе 1941 года итальянское командование предприняло наступление вдоль побережья и в направлении Клисуры. Сначала итальянским войскам сопутствовал успех, но греки смогли остановить продвижение итальянцев.
В марте на фронт прибыл Муссолини и была предпринята попытка более широкого контрнаступления на плацдарм в долине Дишница. Эта попытка не привела к завоеванию территории, однако противник понес значительные потери и был вынужден отказаться от дальнейшего наступления в направлении Тепелены и Валены.
Тем временем на Балканах назревали новые события. Немецкие войска из Болгарии прорвались в Грецию и Югославию. Греческая армия, не получив обещанной помощи от англичан, оказала слабое сопротивление во Фракии и Восточной Македонии и натиска немцев сдержать не смогла. Через Македонию и Фессалию немецкие войска быстро продвинулись в Эпир и вышли к греко-албанской границе. В то же время итальянские войска в некоторых местах снова перешли греко-итальянскую границу.
Греческое правительство безуспешно пыталось заключить сепаратное перемирие с Германией, и 23 апреля 1941 года в Салониках представители Греции подписали перемирие с Германией и Италией. За пять дней до этого закончилась военная кампания в Югославии, где итальянские войска (один моторизованный корпус) участвовали в захвате Черногории и Далмации. Начавшиеся переговоры с Германией относительно условий оккупации Греции и Югославии завершили как бы первую главу участия Италии во второй мировой войне. В мае 1941 генерал Кавальеро вернулся в Рим, чтобы полностью посвятить себя деятельности начальника генерального штаба итальянской армии.

Декабрь 1940 года

1 декабря.
Вчера вечером состоялась аудиенция у Муссолини. Он начал разговор издалека. Потом разговор зашел об Албании. Я коротко изложил ему положение на фронте.
Муссолини спросил: Вам и эта проблема известна?
Я всегда считал своим долгом быть в полной готовности для служения родине, — ответил я ему.
Муссолини широко раскрыл глаза. Видно было, что он доволен, хотя и несколько удивлен.
Тогда он и сообщил мне действительную причину вызова, но высказал ее в форме предложения: Кризис неотвратим. Вы, вероятно, станете преемником Бадольо.
В этот момент Муссолини вызвали к телефону, и он сказал, что мы беседу продолжим завтра утром.
2 декабря.
После короткого разговора об Албании Муссолини сообщил мне, что возлагает на меня обязанности начальника генерального штаба и что декрет об этом будет издан тотчас же после возвращения Бадольо в Рим, то есть на следующей неделе.
Таким образом, мы снова будем работать вместе, — сказал он мне.
Муссолини был очень откровенен и дружелюбен. Попросил не разглашать моего назначения до возвращения Бадольо. Но когда я выходил от него, три министра, здороваясь со мной, сказали: Вот наш начальник! Какой же может быть в таком случае секрет? Что касается меня, то я сохраню тайну.
Назначая меня начальником генерального штаба, Муссолини хотел обеспечить сотрудничество между штабом и командованием. Он сказал, что будет проводить каждый день совещания со мной и со своими сотрудниками. Иными словами, он действительно хотел взять командование в свои руки и обеспечить полное сотрудничество всех. Я уверен, что это принесет большую пользу и дела пойдут лучше.
4 декабря.
Два дня я не видел Муссолини и ничего не слыхал о кризисе, вызванном отставкой Бадольо. Сегодня в 10.25 я был у себя в кабинете. Раздался телефонный звонок. Это звонил Муссолини: Придите сейчас ко мне, Кавальеро! В 10.30 я был у него. Муссолини познакомил меня с несколькими документами и затем отдал приказ немедленно отбыть на фронт.
В 11.30 я вылетел в Албанию. С аэродрома в Тиране немедленно выехал в Эльбасан (55 км юго-восточнее) в штаб 9-й армии, положение которой очень серьезно. Заслушал доклад генералов Содду и Верчеллино.
В состав армии входили 3-й и 26-й корпуса. Помимо 9-й армии на албанском фронте действовала также 11-я армия в составе 8-го и 25-го корпусов. Спросил о самом существенном: Продержимся или нет? Как идут дела в районе Шкумби? Сколько времени приблизительно имеется у нас в запасе?
Верчеллино: Самое тяжкое положение на плацдарме у Шкумби. Соотношение сил один к пяти и никакой артиллерии. Осталось немного легкой артиллерии. Вот и все. 3-й корпус слабо поддерживается артиллерией, но, к счастью, удалось захватить гору Сарепиас.
Таково положение сегодня. Но если завтра противник бросит в наступление все свои силы, мы будем вынуждены отойти. Противник концентрирует всю мощь огня своей артиллерии то на одном, то на другом участке нашего фронта.
Сегодня атаки противника слабее. Что это — конец или передышка? Может быть, и у противника положение критическое? До сих пор он не пропустил дня, чтобы не атаковать.
Содду: Следует подумать и о том, что войска противника, может быть, вовсе не в критическом положении. Эта линия обороны у нас единственная, а дальше оборонительных сооружений нет.
Верчеллино: Я отдал приказ отходить каждый день понемногу, чтобы выиграть время, и уже указал 3-му корпусу рубеж, на котором он должен занять оборону.
Содду: В тылу наших войск нет подготовленной оборонительной позиции. Я уже отдал приказ 11-й армии отойти к Клисуре.
Кавальеро: Когда?
Содду: Завтра. Однако понадобится два дня, чтобы осуществить этот план. Дивизия Сиена ведет бой.
Спикаччи: Само собой разумеется, что указанный рубеж должен прикрывать наши коммуникации.
Верчеллино: А то, что останется в зоне Эльбасана, соберем позже.
Кавальеро: Сколько времени потребуется, чтобы выйти к Шкумби?
Верчеллино: Самое большее неделя.
Кавальеро: Значит, раньше чем через неделю неприятель не может быть у Шкумби?
Содду: Одна неделя для прибытия подкреплении — срок незначительный.
Верчеллино: После этого отступления наши герои будут выглядеть как призраки.
Кавальеро: Предположим, что, пока мы будем отступать, подойдут восемь-десять батальонов.
Содду: Другого выхода у нас нет.
Кавальеро: В таком случае 11-я армия не может рассчитывать получить больше, чем ей уже дали.
Верчеллино: 9-я армия может и не выдержать. 3-й и 26-й корпуса полностью обескровлены. Боеспособными являются лишь 5-й и 6-й полки альпийских стрелков.
Кавальеро: Значит, армия будет понемногу отходить под прикрытием горнострелковых частей. А что представляет собой Шкумби как препятствие?
Содду: С тактической точки зрения — это ноль. На выполнение задачи у нас только десять дней. Я хочу, чтобы горнострелковые дивизии Тауринензе и Кунеензе обеспечили оборону Тираны и Дураццо. Конечно, все эти рассуждения строятся на предположении, что греки будут наступать. В противном случае наши войска останутся на занимаемых позициях.
Кавальеро: Если в течение десяти дней мы получим две горнострелковые дивизии, необходимо сделать две вещи: удержать плацдармы в районе Валоны и в районе Дураццо.
Содду: 11-я армия может продержаться. Она занимает позиции недалеко от порта, через который прибывают подкрепления.
Кавальеро: Мы должны предусмотреть все. Сможете ли вы удержать укрепленный район у Тираны?
Содду: Да, если будет артиллерия и вовремя прибудут горнострелковые дивизии.
Верчеллино: И авиация! В Эльбасане у нас нет аэродрома. А ведь артиллерия противника замолкает при одном виде самолета. Но пока у нас нет истребителей.
Кавальеро: Значит, авиация…
Верчеллино: Пока авиация плохо взаимодействует с войсками и все внимание почему-то уделяет дальним объектам.
Кавальеро: Итак, нужна по меньшей мере одна горнострелковая дивизия и одна пехотная.
Верчеллино: Пусть пришлют или Пасубио, или Пьяве, или Торино. Я знаю, что все эти дивизии хорошо оснащены и подготовлены.
В 18.00 вылетел из Эльбасана в Тирану.
Доложил Муссолини по телефону: Только что вернулся из Эльбасана. Там у них нервы не и порядке. В полосе 9-й армии положение такое: если греки будут наступать так же активно, как и в последние три дня, то армия будет вынуждена отойти. Если же наступит затишье, с отходим войск армии можно будет подождать. Если же придется отступить, надо заранее организовать оборону в районе Шкумби. Наличие войск в Тиране и Дураццо даст возможность продержаться остальным войскам фронта. Не исключено, что можно удержать и занимаемые сейчас позиции, но это маловероятно. Надо активизировать наши действия на другом участке фронта, чтобы вынудить греков снять хоть немного войск с фронта 9-й армии.
Необходимо занять укрепленный район у Тираны. Для этого достаточно двух дивизий.
Джелозо я не видел, 11-я армия в лучшем положении. Содду был там вчера и доложил мне обстановку. Я считаю, что армия может обеспечить удержание Клисуры или укрепленных позиций у Валоны. Более подробно доложу лично. Могу вылететь завтра в 9.00. Переброску подкреплений считаю желательным и необходимым закончить в течение недели.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Книги
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 32
Гостей: 31
Пользователей: 1
Redrik

 
Copyright Redrik © 2016