Среда, 07.12.2016, 11:40
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Книги

Вера Курская / История лошади в истории человечества
25.11.2016, 20:21
«Собака была дикая, и Лошадь была дикая, и Корова была дикая, и Овца была дикая, и Свинья была дикая» — так начинает Р. Киплинг свою знаменитую сказку «Кошка, которая гуляла сама по себе». Поэтому и наш разговор о лошади и ее отношениях с человеком мы начнем с самого начала — с того момента, когда дикая лошадь стала домашней.
Биологи определяют систематическое положение лошади следующим образом: класс млекопитающих, сверхотряд копытных (Ungulata), отряд непарнокопытных (Perissodactyla), семейство лошадиных (Equidae), род лошадь (Equus), вид лошадь домашняя (Equus ferrus caballus). Возникновение лошади как вида — отдельный и очень сложный вопрос, но мы не будем освещать его в нашей книге, поскольку эволюция живых организмов — дело природы, а наша задача сейчас — рассказать о деятельности человека и его взаимодействии с лошадью.
Семейство лошадиных насчитывает несколько десятков видов, но большинство из них вымерли еще в доисторическую эпоху. В наше время от этого семейства сохранилось лишь девять видов, и все они принадлежат к роду Equus, то есть являются более или менее близкими родственниками домашней лошади. Род Equus включает три подрода. К подроду лошадь (Equus) относится домашняя лошадь (Equus caballus) и лошадь Пржевальского (Equus caballus przewalskii Poljakoff). Подрод осел (Equus asinus) включает домашнего осла (Equus asinus somalicus), вымершего нубийского осла (Equus asinus africanus) и два вида, которых условно также называют полуослами, — кулана (Equus hemionus) и кианга (Equus kiang). Подрод зебр (Equus hippotigris) — это бурчеллова (горная) зебра (Equus zebra), зебра Грэви (пустынная) (Equus grevyi) и зебра Гранта (равнинная) (Equus quagga). Мы перечисляем всех ближайших родственников лошади, так как будем говорить об ослах, гибридах между лошадью и другими лошадиными и их использовании. Сейчас, однако, речь пойдет о собственно лошадях.

Долгое время родиной семейства лошадиных считалась Евразия, но в последние годы большинство ученых склонились к мнению, что лошади родом из Нового Света. Лошадиные появились в Северной Америке около 4 млн. лет назад. Когда эта версия прозвучала впервые, она вызвала большие сомнения и даже насмешки, но сейчас обнаруживается все больше и больше палеонтологических находок, которые ее подтверждают. Например, в 1993 году на юконском прииске Голд Ран Крик были найдены останки лошади, возраст которых, согласно радиоуглеродному анализу, составляет 26 000 лет. Эта лошадь была найдена в вечной мерзлоте. Судя по остаткам шкуры, корпус ее был рыжеватым или коричневатым, а единственная нога, на которой сохранилась шерсть, была черной. В гриве были как черные, так и светлые, белесые пряди. Такая окраска типична для лошади Пржевальского и многих современных местных пород лошадей. Местными, или аборигенными, породами принято называть те, в формировании которых наибольшую роль сыграли природные факторы, а не целенаправленная селекция. Найденную лошадь отнесли к виду юконская дикая лошадь и назвали по-латыни Equus lambei, в честь палеонтолога Лоуренса Ламбье. Судя по анализу ДНК, эта лошадь генетически близка к лошади Пржевальского.
Весной 2013 года в пустыне Невада к северу от Лас-Вегаса во время раскопок был обнаружен череп довольно крупной ископаемой лошади. Палеонтологи определили, что она является представителем уже известного науке вида Equus scotti, широко распространенного в Северной Америке в период плейстоцена (2,5 млн. лет назад — 11,7 тыс. лет назад). Обнаруженному черепу около 12 000 лет. Останки лошадиных находили в Неваде и раньше, но это были представители других видов. Эта находка очень важна, так как дает новые данные о распространении родственников лошади в Новом Свете. Ранее считалось, что на территории современных США и Мексики обитало три вида дальних лошадиных, однако сейчас очевидно, что на самом деле их было как минимум четыре.
Но это лишь две наиболее интересные из огромного множества находок. Палеонтологам известно около 50 разных видов ископаемых лошадиных, обнаруженных в Западном полушарии.
Каким образом предки современных лошадей, ослов и зебр попали в Евразию? Они прошли через перешеек, который когда-то был на месте современного Берингова пролива, и произошло это, скорее всего, в ледниковый период. При оледенении не только значительная часть Северного полушария Земли покрывалась ледником, но и понижался уровень воды в Мировом океане. Строго говоря, оледенений было несколько: так, 800 тыс. лет назад произошло Гюнцское оледенение, 500 тыс. лет назад — Миндельское, 250 тыс. лет назад — Рисское.
По этому перешейку, собственно, и попали в Новый Свет предки американских индейцев. Хотелось бы сказать, что Человек и Лошадь удивительным образом пересеклись в одном месте, двигаясь при этом навстречу друг другу, — но здесь нельзя торопиться с выводами, сколь романтично-привлекательными они бы ни казались. Если и можно сказать, что пути Человека и Лошади пересеклись, то произошло это лишь в пространстве, а не во времени. Люди пришли в Северную Америку примерно 14 тыс. лет назад, лошади же попали в Евразию гораздо раньше, около 750 тыс. лет назад. Палеонтологи высказывают мнение, что миграция лошадиных происходила в несколько волн: первыми перекочевали предки современных зебр, а затем следующая волна непарнокопытных вытеснила их из Евразии в Африку.
Пересеклись ли первые люди и лошадиные непосредственно в Северной Америке? Скорее да, чем нет. Самая ранняя доколумбова культура в Новом Свете датируется 11–11,5 тыс. лет назад. Но похоже, предки индейцев только охотились на лошадей и не пытались использовать их для езды, хотя пока об этом нельзя говорить с полной уверенностью.

В эпоху плейстоцена (2,5 млн. лет назад — 117 тыс. лет назад) Европа и Северная Америка были покрыты льдом. По их просторам ходили первобытные люди, шерстистые носороги и саблезубые тигры. Как мы уже сказали, периодически случались оледенения. О том, как именно они происходили и чем каждое оледенение отличалось от остальных, сложно что-либо сказать. Известно лишь, что 70–10 тыс. лет назад произошло Вюрмское оледенение, которое привело к катастрофическому вымиранию множества видов животных в Северной Америке. Ледник сформировал вокруг себя холодную и сухую тундро-степь. Возможно, смена экосистем происходила слишком быстро и очень многие животные не успевали приспосабливаться к новым условиям. В число вымерших за тот период видов попали и лошадиные, хотя, возможно, и не все их виды. Примерно 8 тыс. лет назад лошади в Новом Свете полностью исчезли.
Как читателю известно из курса истории, впоследствии лошадиные вернулись в Новый Свет — это были давно одомашненные лошади испанских конкистадоров. В популярной литературе можно иногда встретить версии, что возвращение лошадей состоялось раньше, в конце X — начале XI века, когда на землю Северной Америки впервые ступила нога европейца, скандинавского мореплавателя Лейфа Эрикссона. В Перу и Бразилии есть наскальные рисунки, которые некоторые интерпретируют как изображения лошадей. Впрочем, эта версия обоснована слабо, так как первобытное искусство точно интерпретировать бывает непросто. В Книге Мормона, священном писании христианской деноминации под названием Церковь Иисуса Христа Святых последних дней, рассказывающей о цивилизациях доколумбовой Америки, упоминаются и лошади. Однако археологи, палеонтологи и историки не признают эту книгу достоверным историческим источником. Некоторые из мормонских апологетов считают, что слово «лошадь» в этой книге обозначает вовсе не домашнюю лошадь, а тапира — довольно крупное непарнокопытное животное грубого телосложения, отдаленно напоминающее свинью, со своеобразно изогнутым носом. Эта версия имеет право на существование как попытка примирить веру и науку, но вряд ли основатель церкви мормонов Джозеф Смит (согласно преданию, нашедший, а скорее всего, просто написавший это произведение) вдавался в такие тонкости, как зашифровка названия одного вида под названием другого, более привычного для современных ему американцев.
В период с 30 тыс. до 10 тыс. лет до н. э. лошади расселились по Старому Свету от Пиренеев до Скандинавии и степей Евразии. Итак, семейство лошадиных зародилось в Новом Свете, но выжить там его представителям не удалось. Миссия их одомашнивания выпала на долю жителей Евразии.

Попробуем представить себе, как выглядела дикая лошадь. Пожалуй, самая известная людям, далеким от коневодства, дикая (на самом деле одичавшая, но об этом чуть позже) лошадь — это американский мустанг. В кино под видом мустангов часто показывают табуны великолепных скакунов с тонкими ногами и развевающимися гривами — но и мустанг, и настоящая дикая лошадь, предок лошади домашней, были совсем другими. Как можно заключить из палеонтологических материалов, у дикой лошади были большая, грубых очертаний голова, оленья шея (прогнутая вниз) с низким выходом, толстая шкура с грубым волосом, толстое брюхо, низко приставленный хвост и очень низкая холка. Грива не развевалась на ветру, а была короткой и стояла торчком, как у современных зебр и лошади Пржевальского. Все эти признаки не случайны. Скорее всего, шея с низким выходом означает для животного близость к траве — проще дотянуться. Такая же шея есть и у многих современных аборигенных пород лошадей. Важна и форма холки, ведь к ней крепятся мышцы спины и шеи, и от них зависит способность животного нести нагрузки. Толстая грубая шкура хорошо защищает как от зимнего холода, так и от летней жары и укусов насекомых.
Чтобы составить себе представление о настоящей дикой лошади, можно посмотреть на современных одичавших лошадей или на лошадь Пржевальского. Следует, правда, сделать важные оговорки. Во-первых, лошадь Пржевальского не является предком домашней лошади, пусть даже и напрашивается мысль о таком родстве. Это животное можно назвать не матерью, а тетушкой наших лошадей. Такая версия была озвучена в 1949 году палеонтологом В. Громовой, а впоследствии ее подтвердил генетический анализ: у лошади Пржевальского 33 пары хромосом, причем 32-я имеет форму буквы V, а у домашней лошади — 32 пары. Существует версия, что благодаря слиянию 32-й и 33-й пар хромосом и произошло видовое отделение предков домашней лошади от лошади Пржевальского. Во-вторых, сейчас в мире сохранилось несколько популяций одичавших лошадей — помимо американских мустангов это также австралийские брамби, португальские соррайя и некоторые другие. Разные домашние популяции, которые были в основе этих табунов, и разные климатические условия, в которых они живут, привели к тому, что между этими лошадьми есть определенные внешние отличия. Поэтому, глядя на них и пытаясь представить себе предка домашней лошади, придется конструировать в голове некий собирательный образ.

О времени, когда произошло одомашнивание лошади, до сих пор идут споры. Теории одомашнивания, бытовавшие в XX веке, предлагали в качестве вариантов неолит, энеолит, раннюю бронзу. Из-за различий в характере и темпах развития в разных регионах хронологические рамки этих периодов определяют по-разному. Так, на юге Европы, в Северном Причерноморье и Средней Азии это начало VII тысячелетия — IV тысячелетие до н. э., в лесной зоне Евразии это рубеж VI–V тысячелетий — рубеж III–II тысячелетий до н. э. Энеолит на Ближнем Востоке датируется V–II тысячелетиями до н. э., на юге Восточной Европы он продолжался с конца IV до начала I тысячелетия до н. э. На смену энеолиту приходит ранняя бронза.
В последние годы большинство исследователей сходятся на том, что одомашнивание лошади произошло сравнительно недавно, 5–6 тыс. лет назад. Многие ученые ориентируются на останки лошадей в человеческих захоронениях: коль скоро такие останки есть, значит, скорее всего, лошадь была культовым животным — и, следовательно, домашним. Религиоведы подсказывают, что культовым животным, как правило, становится очень значимый для конкретного этноса биологический вид — тот, без которого немыслимо выживание. Впрочем, Марша Левайн из Кембриджа, отвечая на вопрос о времени одомашнивания, считает, что оно произошло позже, чем думают большинство ее коллег. По ее мнению, предметом культа, в том числе и погребального, может быть и дикое животное. Это также согласуется с наблюдениями религиоведов: действительно, культовым может быть не только домашнее животное, такое, как корова, но и промысловое (тюлень, кит), на ловле которого держится весь быт охотников. Таким образом, наличие ритуальных предметов с изображением только лишь коня еще не указывает на факт его одомашнивания — на него указывало бы изображение использования лошади, например под всадником или с колесницей. С другой стороны, использование диких животных в похоронном обряде — явление очень странное и не типичное для большинства известных науке древних культур.

Следующий важный вопрос касается точного места одомашнивания лошади в Евразии. В попытке ответить на него современные ученые прибегают к анализу ДНК, причем как ископаемых лошадей, так и лошадей современных. В первую очередь эти исследования показывают наличие родственных связей между разными современными породами — или же отсутствие прямого родства там, где оно, казалось бы, должно быть. Например, в 1995 году немецкие и английские ученые пытались с помощью такого анализа выяснить происхождение мустангов. Оказалось, что часть ДНК этих лошадей схожа с ДНК португальских соррайя, в то время как с другими полудикими европейскими породами заметного генетического сходства не было. Повторное исследование показало: в современной популяции мустангов очень мало вариантов митохондриальной ДНК, которая передается по материнской линии практически без изменений. Это означает, что своим происхождением они обязаны очень небольшой группе лошадей, завезенных конкистадорами. Всего у исследованных особей было обнаружено 93 варианта митохондриальной ДНК, из них 77 возникли, как считается, еще до одомашнивания. Родство с лошадью Пржевальского обнаружено не было. Исследование также позволило выделить 17 разных генетических групп лошадей, объединенных общим происхождением. Например, одна из них оказалась общей для заводских пород Пиренейского полуострова и лошадей Северной Африки. В то же время знаменитую арабскую породу так и не удалось однозначно отнести к какой-либо из групп.
Такие результаты позволяют взглянуть с другой стороны на вопрос о происхождении отдельных пород лошадей и иногда даже пересмотреть его. Особенно это касается пород, чья история уходит в глубь веков и слабо задокументирована. Впрочем, о самом факте одомашнивания анализы ДНК дают лишь очень косвенные данные, и главное место в исследовании этой темы принадлежит археологии.
В качестве региона одомашнивания лошади археологи называют территорию современной Украины, Казахстан, Восточную Европу, Западную Европу, Ближний Восток. В наше время большинство сходятся во мнении, что оно произошло где-то в степях Евразии. Основная область археологических находок, в которых можно увидеть какие-то первые признаки одомашнивания лошади, — это пространство от Днестра до Алтая, где лошадь использовалась в похоронных обрядах. О различии в трактовке этого факта мы уже говорили. Таким образом, даже если мы обнаруживаем останки лошади в захоронениях, мы можем с уверенностью сказать лишь одно: для данной культуры в данный период лошадь была как-то связана с миром мертвых. Была она при этом домашней или дикой, с уверенностью, увы, сказать нельзя. Почему останки лошади оказывались в могиле? Она может быть как ездовым животным для путешествия в загробный мир, так и источником пищи или вообще тотемом, хранителем, сопровождающим человека в страну мертвых. Здесь мы сталкиваемся с основной проблемой археологии: многие находки очень трудно интерпретировать и мотивы поведения древних людей и их отношение к лошади остаются для нас загадкой.
Самый сложный момент в данном случае — определить, что найденные останки принадлежат именно домашней лошади, а не дикой. По каким же признакам и находкам археолог может однозначно сделать подобный вывод? В биологии есть понятие доместикационных признаков, которые присущи только домашним животным. Обычно это увеличение размеров тела, изменение волосяного или перьевого покрова и окраски (особенно появление белых отметин). Об одомашнивании могут также говорить следы использования некоторых продуктов животного происхождения, которые нельзя постоянно добывать в результате охоты, — молока, шерсти. Впрочем, на такие признаки очень сложно ориентироваться, когда речь заходит о лошади. Назначение этого животного не столько служить источником пищи и материалов (мясо, молоко и кумыс, шкура, конский волос), сколько нести всадника и двигать телегу. Поэтому выводить лошадей с уменьшенной мышечной массой человеку невыгодно. С другой стороны, покровный волос лошади — это не овечья или козья шерсть, из которой делали ткани, а саму шкуру или длинный волос гривы и хвоста можно использовать и от дикого животного, поэтому не было объективной необходимости специально селекционировать лошадей по качеству их покровного волоса. Косвенно указывать на факт одомашнивания может наличие белых отметин или даже пежин (крупных белых пятен) на голове и ногах — в том случае, когда на останках в соответствующих местах сохраняется шкура. Белые пятна делают животное заметным на открытой местности, и природа безжалостно отбраковывает таких особей. Почему же это указание только косвенное? Практика показывает, что в результате случайных мутаций и дрейфа генов белые отметины могут иногда появляться и у диких животных, поэтому для однозначного вывода о том, что перед нами домашние животные, нужно относительно большое количество их останков.
Какие же специфические особенности археологических находок могут говорить о том, что мы натолкнулись на останки именно одомашненных лошадей, а не диких, пойманных человеком и, допустим, съеденных? Некоторые археологи считают таковыми количество костей лошадей и изменение их размеров. Например, известно, что практически все одомашненные виды обычно увеличиваются в размерах по сравнению со своими дикими предками: человеку выгоднее разводить крупных животных, у которых больше масса или которые будут физически сильнее, чем дикие, если использовать их для езды, как лошадей. Но такова теория; на самом же деле количество костей и изменение их размеров, а также находки конских останков за пределами привычного ареала распространения вида мало о чем говорят. Изменение размеров животных может иметь разные причины, такие, как недокорм или, наоборот, попадание в очень благоприятные условия, которые способствуют росту. Со специфическими изменениями биологических параметров животных напрямую связан вопрос о целях одомашнивания того или иного вида. Левайн считает, что коневодство началось ради мяса, следовательно, ни по каким зримым изменениям в найденных скелетах мы так и не сможем датировать начало этого процесса.
Однозначным признаком одомашнивания лошади является обнаружение каких-то остатков снаряжения, прежде всего уздечки. Уздечка — это первая примета использования коня; обойтись без нее нельзя, так как с ее помощью управляют этим довольно крупным и сильным животным. Однако помимо уздечки конники используют еще и недоуздок — упрощенный вариант узды, без удил во рту. В наше время с его помощью лошадь выводят из конюшни, например, чтобы отвести ее на пастбище. Нельзя исключать, что недоуздок исторически старше уздечки, что это было первое приспособление для управления конем — при помощи не удил, а просто ремней, охватывающих голову животного.
Здесь мы сталкиваемся с другой серьезной проблемой археологии — сохранностью артефактов. И уздечки, и недоуздки делаются из мягких материалов, которые могут и не сохраниться. Если в случае с уздечкой от нее даже при самом худшем раскладе остаются металлические или костяные удила, то что останется от недоуздков? Особенно если представить себе, что самые первые их образцы были очень простыми и вряд ли имели металлические или костяные пряжки… Увы, тогда логично сделать вывод, что даже при обнаружении всех уцелевших находок, связанных с ранним периодом одомашнивания лошади, мы так и не найдем предметов, которые позволят установить какие-либо даты.
Как бы то ни было, археологи и историки работают с теми материалами, которые есть в наличии. Что же нам в этом плане дает археология? Одна из самых ранних находок — это датированные 3500 годом до н. э. останки четырех лошадей из стоянок Кожай и Ботай в Северном Казахстане. У этих животных на коренных зубах обнаружены специфические следы, которые могут указывать на использование удил. Удила обычно лежат во рту лошади не на зубах, а на диастеме — длинном беззубом крае десен между резцами и коренными зубами. Зубы в этом месте у лошади не растут от природы. Следы же на зубах найденных лошадей находятся со стороны диастемы, то есть именно там, где их могли касаться удила. Примечательно, что к этому примерно периоду относится и изобретение цельного колеса.
При раскопках стоянки мустьерской эпохи Ла Кины во Франции (120–100 тыс. — 40 тыс. лет назад) были обнаружены останки лошадей со стертыми зубами — на этот раз передними. Похожие повреждения можно увидеть и у современных домашних лошадей, страдающих вредной привычкой, которую называют прикуской. Лошадь с прикуской испытывает навязчивое желание грызть что-нибудь — углы стойла или денника, забор, край кормушки. Это невротическая реакция, очень похожая на навязчивую привычку некоторых людей грызть ногти или кончик карандаша. Прикуска характерна для домашних животных, причем для тех, которые длительное время содержатся в конюшне, — у лошадей, постоянно находящихся на выпасе, подобное не наблюдается. Таким образом, можно предположить, что мустьерские лошади со стертыми зубами уже были одомашнены, и даже если на них не ездили, то их держали в конюшне и разводили как источник пищи.
Около 2500 года до н. э. появляются конные повозки в культурах Синташта — Петровки в степях на границе Восточной Европы и Центральной Азии, а также двухколесные квадриги и четырехколесные колесницы, запряженные лошадьми и ослами, на Ближнем Востоке.
В 1670 году до н. э. лошади и колесницы появляются на территории Египта; возможно, они попали туда вместе с кочевниками-гиксосами. Как мы уже говорили, достоверным признаком одомашнивания лошадей могут служить изображения их использования человеком, например коня под всадником или коней, запряженных в колесницы. Так, одно из первых деревянных изображений всадника в Египте относится к 1600 году до н. э.
Примерно в 1400 году до н. э. был написан первый в мире (по крайней мере, из известных современным ученым) трактат на конную тему. Автором его был хетт Киккули; посвящен трактат тренингу лошадей для колесниц. Этот факт говорит о том, что к этому времени в империи хеттов лошади были одомашнены, причем достаточно давно, поскольку автор смог систематизировать и последовательно изложить накопленный опыт работы с ними.
1200 годом до н. э. датируется изображение ближневосточной богини Астарты верхом на лошади. Следовательно, к этому моменту верховая езда на Ближнем Востоке уже существовала.
I тысячелетием до н. э. датируются останки лошадей в скифских могильниках на Алтае и Украине. У них обнаружены изменения в последнем грудном позвонке. Не исключено, что это вызвано какой-то специфической нагрузкой на спину. Может, седло или седло-попона? Или просто верховая езда без седла? Можно ли считать такие изменения указанием на факт одомашнивания? Увы, пока этот вопрос тоже остается открытым.
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Книги
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 30
Гостей: 29
Пользователей: 1
Redrik

 
Copyright Redrik © 2016