Пятница, 09.12.2016, 12:36
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Книги

Владимир Шигин / Неизвестные страницы истории российского флота
09.11.2016, 20:03
Сколько помню себя, столько помню и этот памятник на старом городском кладбище, который в далеком детстве внушал мне необъяснимый страх. Каждое лето родители привозили меня к бабушке в Севастополь. Бабушкин дом стоял недалеко от Стрелецкой бухты, а поэтому каждая поездка в город на троллейбусе мимо старого городского кладбища уготавливала мне встречу со зловещим памятником. Старинная рубка подводной лодки прекрасно просматривалась с проезжающего по улице Пожарова троллейбуса. От бабушки я знал, что памятник был очень давно поставлен погибшим подводникам. В то время мы жили в северном гарнизоне, папа служил на атомоходах, и, может быть, поэтому в прищуре узких прорезей броневой рубки я чувствовал какую-то опасность для себя и еще какую-то жуткую тайну.
Уже став школьником, я однажды набрался смелости и в одиночку отправился на старое городское кладбище. Долго плутал среди проваленных в землю надгробий, пока не вышел на пустой косогор, к одиноко стоявшей рубке. Вся в подтеках ржавчины, исполосованная следами от пуль и осколков, в зарослях плюща, она выглядела вблизи уже не столько страшно, сколько печально. И все же я надеялся, что, может быть, там, за пустотой прорезей найду нечто неведомое. Преодолев волнение, я затянул внутрь и, к своему разочарованию, не увидел ничего кроме мусора, окурков и битых бутылок. С тех пор на много лет рубка старой подводной лодки стала для меня просто напоминанием о детстве.
Прошли годы, прежде чем давнишняя детская тайна стала обретать черты реальных трагических событий, в память которых некогда и была водружена старая рубка. Так я прикоснулся к истории подводной лодки «Камбала». Именно «Камбале» судьба уготовила открыть скорбный список отечественных субмарин, погибших на Черном море. Трагедия произошла на второй год существования черноморского подплава — 29 мая 1909 года.

Пионеры подводного плавания
Гибель «Камбалы» в свое время широко освещалась тогдашней русской прессой, а обстоятельства трагедии стали предметом тщательного и всестороннего разбирательства в Морском министерстве. В Российском государственном архиве ВМФ в Санкт-Петербурге и ныне хранятся документы, в которых исчерпывающе рассматривается гибель подводной лодки и ее экипажа, а также текст итогового документа следствия по делу о гибели «Камбалы» — доклада по Главному Военно-морскому судному управлению.
Однако для начала короткая историческая справка. Подводная лодка типа «Камбала» была заложена в мае 1904 года как «миноносец подводного плавания» под заводским номером «111» на германской судостроительной верфи фирмы «Сегтататлгег Н» в Киле по заказу российского Морского ведомства. Первоначально планировалось перевезти лодку на Дальний Восток и использовать там в начавшейся войне с Японией, но не успели. Война закончилась раньше, чем была достроена «Камбала».
В августе 1906 года «Камбала» была официально зачислена в списки кораблей Балтийского флота уже не как миноносец, а как подводная лодка. Вспомним, что именно в 1906 году в России родился этот новый класс боевых кораблей! В июне 1907 года «Камбала» была спущена на воду, а в сентябре 1907 года официально принята в казну. Жители немецкого города Экенферда вручили подводной лодке шелковый памятный флаг. А 21 сентября 1907 года, возвращаясь из очередного пробного выхода, в Кильской бухте лодка столкнулась с немецким каботажным пароходом, в результате чего свернула носовую оконечность. «Камбале» повезло, так как капитан парохода в последний момент успел отвернуть в сторону и удар пришелся по касательной. Как знать, было ли происшедшее в Кильской бухте предупреждением грядущей судьбы?
Трагедии в юном российском флоте к этому времени уже случались. 16 июня 1904 года оставшийся за командира подводной лодки «Дельфин» призванный из запаса лейтенант А.Н. Черкасов, «уже подучившийся управлению под водой», решил впервые самостоятельно погрузиться на лодке прямо у причальной стенки Кронштадтского порта. Однако лейтенант упустил момент, когда крышку рубочного люка нужно было закрыть, и под тяжестью хлынувшей в нее вода подводная лодка затонула у западной стенки Балтийского завода. Из находившихся на «Дельфине» подводников 13 человек спаслись, а остальные, и в том числе сам Черкасов, погибли. Рассказывали, что лейтенант отказался выйти на поверхность из тонувшей лодки, следуя традиции, согласно которой, в случае гибели корабля командир покидает его последним… 21 июня поднятая со дна Невы подводная лодка «Дельфин» была осмотрена следственной комиссией, после чего поставлена в ремонт. В докладе комиссии о ее конструктивных недостатках ничего не говорилось. Всю вину за разыгравшуюся трагедию возложили на лейтенанта А.Н. Черкасова.
5 мая 1905 года уже во Владивостоке все тот же несчастливый «Дельфин» вернулся из очередного похода. Было решено отремонтировать вертикальный руль, неисправность которого обнаружилась еще в море. Для доступа к валовому приводу, проходившему через кормовые топливные цистерны, пришлось вскрыть горловину и перекачать бензин в главную топливную цистерну, после чего с помощью переносных вентиляторов провентилировать подводную лодку от скопившихся в ней паров бензина. Вентиляция продолжалась всю ночь, а утром следующего дня в лодку спустился один из вахтенных матросов «Дельфина» со своим знакомым с миноносца. Спустя несколько секунд один за другим на лодке прогремели два взрыва, и она затонула на глубине около 14 метров. Вахтенному удалось спастись, а его любопытный товарищ погиб. Как считали, причиной взрывов послужили или искра, попавшая в момент включения освещения в лодке, или зажженная по неосторожности спичка. В процессе подъема «Дельфина», как только рубка лодки показалась из воды, на «Дельфине» произошел взрыв бензиновых паров, и лодку тут же снова притопили. Только после последнего, пятого по счету взрыва спустя несколько дней «Дельфин» снова подняли. При его осмотре установили, что затопление произошло от поступления забортной воды внутрь прочного корпуса через 29 отверстий из-под выбитых втулок в обшивке в районе кормовых бензиновых цистерн.
Однако «Дельфин» являлся первой и во многом опытовой лодкой. Теперь же в состав флота начали входить настоящие подводные боевые корабли.
Первые погружения «Камбала» совершила в Либаве — колыбели русского подводного флота. Именно там располагался учебный Отряд подводного плавания, именно там первые российские подводники учились воевать под водой и осваивали новые типы субмарин.
Жизни и службе в Лиепас (Либаве) я отдал двенадцать лет. Именно здесь я прошел путь корабельного офицера, стоял бесконечные ходовые вахты, познал все, что делает мужчину настоящим моряком. Каждый раз, возвращаясь с моря, мы входили в Военный канал и, миновав знаменитый Воздушный мост, шли к топливному причалу, чтобы пополнить запасы соляра. Напротив нас в тесных рядах стояли подводные лодки балтийского подплава. Когда-то здесь стояла и «Камбала». Старые фотографии… На одной из них «Камбала» идет по Военному каналу. Как мало изменился он за минувшее столетие! На другой она стоит у пирса борт в борт с другими подводными лодками.
Из Либавы «Камбала» уходила в свои первые учебные походы. Не раз я ходил по старым причалам, мимо дореволюционных краснокирпичных казарм, где некогда жили команды первых российских субмарин. Где-то здесь служили и те, чью могилу я знал с детства. Так мой путь вновь пересекся с «Камбалой». И пусть эта новая встреча для кого-то покажется эфемерной, для меня она была вполне реальной!
Там, в Либаве едва не произошла трагедия. 23 октября 1907 года во время одного из выходов в море произошла авария «Карася». Закончив дифферентовку в районе либавских входных буев, лодка вышла в морс и пыталась погрузиться. При заполнении цистерн главного балласта неожиданно образовался дифферент на корму до 6 градусов. Попытка устранить дифферент за счет хода и перекладки горизонтальных рулей на погружение положительного результата не дала.
После приема воды из-за борта в дифферентную цистерну, расположенную в носовой части, лодка получила отрицательную плавучесть и легла на грунт на глубине около 30 метров. Положение оказалось критическим — внутренние балластные цистерны не были рассчитаны на продувание воздухом, при продувке наружных балластных цистерн воздух неожиданно отправился внутрь лодки через предохранительный клапан на магистрали аварийного продувания, помпы для откачки воды из внутренних цистерн на такой глубине не работали. Дали ход электродвигателем и переложили горизонтальные рули на всплытие, но лодка лишь поползла по грунту, переместившись на глубину около 27 метров. Было принято решение отдать откидные кили. Однако всплыть лодке удалось после получасового раскачивания путем перебегания личного состава с борта на борт.
При обследовании лодки после всплытия выяснилось, что дифферент образовался из-за попадания воды в керосино-моторы через незакрытый газоотводной клапан. Спускной краник был открыт, но оказался забитым грязью, и по этой причине воду не пропускал. В результате аварии были сломаны лопасти правого гребного винта и погнута лопасть левого винта, три аккумулятора были сдвинуты с места и дали трещины, утеряны 3 откидных киля, повреждена одна цистерна главного балласта, сорвано 20 заклепок. В тот раз все обошлось. Команде «Карася» откровенно повезло.

В составе Черноморского флота
В мае 1908 года подводные лодки «Карп», «Карась» и «Камбала» в разобранном виде были перевезены по железной дороге из Либавы в Севастополь, где вместе с уже находившимися здесь подводными лодками «Судак» и «Лосось» образовали Отряд подводных лодок Черного моря. К концу лета лодки были собраны и приступили к практическим погружениям.
С 9 часов утра 1 июля 1908 года главный командир Черноморского флота и портов Черного моря адмирал Вирен в сопровождении исполняющего должность начальника штаба Черноморского флота капитана 1-го ранга Мязговского, капитана 1-го ранга Данилевского и своего адъютанта лейтенанта Сохачевского посетил линейный корабль «Двенадцать Апостолов». На старом броненосце, постепенно превращающемся в плавказарму, он осмотрел помещения, предназначенные для офицеров и нижних чинов подводного плавания. За два дня до этого с плавучего дока Севастопольского порта спустили на воду три подводные лодки. Командующий флотом ознакомился с образцами нового оружия и в тот же день назначил офицерский состав для плавания на подводных лодках: «Карп», командиром — лейтенант Андреев, помощниками командира — лейтенант Вилькен-З-й и корпуса инженер-механиков флота штабс-капитан Крутиков; «Карась» — соответственно — лейтенант Бабицин, лейтенант Феншоу и корпуса инженер-механиков флота подпоручик Брод; «Камбала» — лейтенант граф Келлер, лейтенант Аквилонов и мичман Тучков. Вместе с лодками «Судак» и «Лосось», транспортом «Пендераклия» новые корабли составили Отряд подводного плавания Черного моря.
Именно на «Камбале» и ее «систершипах» черноморские подводники постигали азы своего дела, именно эти, еще далеко не совершенные утлые субмарины совершали первые погружения в черноморские глубины. Именно на них отрабатывались первые тактические приемы атак надводных кораблей и уклонения от преследования.
В 1909 году в командование «Камбалой» временно вступил лейтенант Михаил Аквилонов, временно заменивший штатного командира подводной лодки лейтенанта графа П.Ф. Келлера, который находился в двухмесячном отпуске по болезни.
Из биографии лейтенанта Аквилонова. Аквилонов Михаил Михайлович родился 6 марта 1881 года в Симферополе в семье инспектора гимназий. Дворянин по происхождению. Окончил Морской корпус в 1902 году. Вахтенный начальник броненосца береговой обороны «Генерал-адмирал Апраксин» (1902 г.), портового судна «Лейтенант Овцын» (1902 г.), крейсера «Богатырь» (1902–1904 гг.). Обучался в Институте восточных языков (1903–1904 гг.), которого не закончил в связи с началом войны. Командир десантной роты Сибирского флотского экипажа (1904 г.). Флагманский ревизор штаба командующего 1-й эскадрой Тихого океана (1904 г.). Флагманский офицер штаба начальника отряда крейсеров Владивостокского порта (1904–1905 гг.). Вахтенный начальник, позднее ревизор крейсера «Богатырь» (1905–1907 гг.). Слушатель Отряда подводного плавания (1907–1908 гг.). Переведен в Черноморский флот — приказом за 1908 год. Помощник командира подводной лодки «Камбала» (1908 гг.), временно исполнял обязанности командира (24.3.1909 г. — 29.5.1909 г.).
Вахтенным офицером «Камбалы» состоял мичман Дмитрий Тучков, внук героя 1812 года генерала Тучкова. И Аквилонов, и Тучков в 1908 году вместе окончили полный курс либавского учебного Отряда подводного плавания. Опыт у обоих был одинаков. Поэтому командиром лейтенанта Аквилонова назначили только в силу его старшинства в звании.
Подводные лодки еще только-только делали свои первые шаги. Все было впервые: первые выходы в море, и первые погружения, и первые выходы в атаку. Тактика подплава писалась, что называется, с чистого листа, а потому пионеры отечественного подводного флота осваивали новые приемы войны на море.
По господствующей в те годы военно-морской доктрине, подводные лодки рассматривались как средство пассивной позиционной обороны своего побережья. Они уподоблялись выставляемым на путях противника подводным минным банкам с единственным преимуществом — возможностью менять свою позицию. В морской войне им ставились не самостоятельные задачи, а совместно с крейсером-разведчиком. На надводный корабль возлагались обязанности отгонять миноносцы и наводить на подводные лодки крупные корабли противника.
Исходя из таких взглядов на использование подводных лодок, проводилась отработка командиров и экипажей по правильному маневрированию в заданном районе и проведению торпедных атак. Единых правил и положений по использованию оружия и управлению кораблем не было. Поэтому командиры действовали по своему усмотрению. Удачной атакой считалась та, в результате которой торпеды попадали в борт корабля-цели. Русские лодки имели в то время на вооружении самодвижущиеся мины Шварцкопфа В/50 образца 1906 года диаметром 450 мм. Для учебных стрельб па торпеды устанавливались специально изготавливаемые мнущиеся зарядные отделения.
Учебные торпедные атаки на Черном морс обычно проводились в районе устья реки Бельбек. В качестве мишени чаще других выбирался крейсер «Память Меркурия» учебного минного отряда. Бывало, мины при ударе о бронированный корпус корабля теряли герметичность и тонули, как, например, это случилось 20 мая 1909 года при стрельбе с подводной лодкой «Карп». Их списывали за счет казны, несмотря на то что мина стоила больших денег — более 4500 царских рублей. Списывали, даже если в результате расследования устанавливали ошибку слушателя учебного Отряда подводного плавания, который самостоятельно готовил торпеду к стрельбе. Его оправдывали как ученика. Такое доверие к освоению новой техники воодушевляло офицеров к более совершенному владению оружием. Свои идеи подводники сами проверяли на практике.
Заведующий отрядом подводного плавания Черного моря, недавно произведенный в капитаны 2-го ранга, Белкин-2-й. Так же на борту лодки находился капитан 2-го ранга Н.М. Белкин (сын участника Синопского сражения и обороны Севастополя контр-адмирала М.Ф. Белкина), он предложил провести перископную атаку корабля в ночное время. Среди офицеров подплава нашлись скептики, сомневающиеся в возможности проведения ночной атаки. Сомнению подвергалась слабая оптика перископов, на которую возлагалась основная роль при маневрировании лодки в подводном положении. Проверка идеи на практике была включена в недельное расписание отряда в ночь с пятницы на субботу. В это время действующий отряд судов Черноморского флота в составе линкоров «Пантелеймон», «Ростислав», «Три Святителя» и крейсера «Память Меркурия» под флагом командующего флотом вице-адмирала Бострема возвращался после маневров в базу.

Роковая ночь
Вечером 29 мая подводная лодка «Камбала» по распоряжению капитана 2-го ранга Николая Белкина вышла в море для учебной атаки отряда действующего флота. В 21 час 30 минут она отошла от борта линкора «Двенадцать Апостолов». Не слишком доверяя помощникам столь серьезное дело, как учебную ночную атаку, Белкин сам вышел в море на «Камбале», фактически приняв командование ею. Лейтенант Аквилонов на время выхода подводной лодки исполнял должность старшего офицера.
На этот раз Белкин, решил атаковать эскадру надводных кораблей условного противника в темное время суток да еще на ходу. На Балканах вновь пахло большой войной, и Черноморский флот в любой момент мог начать боевые действия. Обстановка диктовала скорейшее освоение всех методов и форм боевой деятельности подводного флота. Сам Белкин также вышел в море. Во-первых, ему надо было проанализировать результаты ночной атаки, чтобы сделать надлежащие выводы на будущее, а кроме этого, он не считал недавно назначенного на «Камбалу» лейтенанта Аквилонова опытным командиром.
— Курс на выход из Северной бухты! — распорядился Белкин, повернувшись к лейтенанту Аквилонову. — На траверзе Стрелецкой бухты стопорим моторы и ждем возвращающуюся эскадру!
Почему выбор Белкина пал именно на «Камбалу»? Ответ на этот вопрос весьма прост. Согласно общефлотского плана, именно ей предстояло в ночь с 29 на 30 мая дежурить у входа в Южную бухту. Дело в том, что единого взгляда на использование подводных лодок еще не было и начальство использовало их, как обычные миноносцы. Предстоящее дежурство было достаточно формальным, а потому Белкин решил, что коль команда «Камбалы» все равно будет в полном составе на борту, то ей, лучше всего и производить намеченную ночную атаку.
Согласно расчетам Белкина, атака неприятельских кораблей в темное время суток давала известные преимущества подводной лодке. Дело в том, что с высоких бортов крупных кораблей было весьма затруднительно обнаружить низкосидящий и затемненный корпус субмарины, а та, в свою очередь, имела возможность хорошо наблюдать за противником по ходовым огням. Кроме этого, отпадала необходимость в погружении, а это увеличивало возможность для маневра и скорости при отрыве от неприятеля. Вне всяких сомнений, атака неприятельской эскадры в ночное время в надводном положении методом засады была блестящей тактической новинкой, которую в обязательном порядке следовало проверить практически.
Лодка заняла позицию по траверзу западного берега бухты Стрелецкой, в трех-четырех кабельтовых к северу от Инкерманского створа. Наступила темная, безлунная ночь. В условиях плохой видимости и усилившегося волнения Николай Белкин согласился с Аквилоновым проводить атаку не из подводного, а из полупогруженного положения лодки. Для безопасности маневрирования лейтенант Аквилонов поднялся на мостик. По плану учения эскадра входила в базу без огней, в то время как лодка включила ходовые огни. На флагманском линейном корабле «Пантелеймон» по погодным условиям посчитали атаку нереальной и, когда заметили слева по носу мерцающий огонь, приняли его за рыбака.
Около 23 часов вечера с находившейся на внешнем рейде Севастополя «Камбалы» были обнаружены огни возвращавшейся в морс эскадры Черноморского флота. Пройдя по створу Инкерманских маяков до Стрелецкой бухты, лодка легла вправо от створа, в расстоянии 3–4 кабельтовых от него, и стала ждать появления отряда, застопорив машины и давая по временам ход для удержания своего места. Незадолго до появления кораблей эскадры Белкин отдал команду задраить рубочный люк. После этого в балластные цистерны была принята вода. Или, как тогда говорили, «был заполнен наружный балласт», и лодка полупогрузилась, заняв положение среднее между боевым и подводным. Впоследствии такое положение подводной лодки назовут позиционным. Находясь в позиционном положении, лодка имеет известные преимущества. Во-первых, ее корпус и рубка почти не видны над поверхностью воды, а во-вторых, она полностью готова к срочному погружению.
Однако, покрутив в разные стороны перископ, Белкин и Аквилонов быстро убедились в том, что управлять лодкою с его помощью невозможно. Ночью в окуляры корабли практически не просматривались.
— Что делать будем? — повернулся Аквилонов к стоявшему рядом Белкину.
— Бери переговорную трубку и поднимайся на мостик! — здраво рассудил Белкин. — Наверху обзор значительно лучше. Оттуда и будешь командовать атакой, так будет вернее! А я возьму на себя руководство здесь.
Впоследствии будет много разговоров, почему Белкин сам не поднялся на ходовой мостик, а доверил это малоопытному Аквилонову. Правильно ли он поступил? В поступке опытного подводника была своя логика. Дело в том, что еще до выхода в море Белкин весьма детально обсудил с Аквилоновым все детали предстоящей атаки. Теперь задача лейтенанта была достаточно проста: вывести «Камбалу» на траверз головного корабля эскадры так, чтобы нос подводной лодки оказался перпендикулярным ему, соблюдая при этом меры безопасности. Маневр вполне по силам лейтенанту, уже командовавшему до этого миноносцем. Да и учиться же когда-нибудь надо!
На себя же Белкин возложил более трудную миссию: непосредственное руководство стрельбой и удержание лодки в весьма непростом позиционном положении, то есть то, что малоопытный подводник Аквилонов выполнить никак не мог. Распределение офицеров, определенное Белкиным, было логичным: Аквилонов командовал маневрами лодки, находясь на мостике, мичман Тучков был у торпедных аппаратов и непосредственно командовал стрельбой, а сам Белкин, из рубки наблюдал за ситуацией через поднятый перископ.
После минутного инструктажа Аквилонов быстро поднялся по скобтрапу на мостик, снизу ему передали переговорную трубку. Вооружившись биноклем, лейтенант начал наблюдение за морем. Эскадра должна была вот-вот показаться на подходах к Севастополю.
Около 11 часов 15 минут вечера Аквилонов увидел дым идущих к Севастополю кораблей и немедленно доложил об этом капитану 2-го ранга Белкину.
— Начинай сближение! — скомандовал Белкин.
Лейтенант Аквилонов дал ход и взял курс навстречу эскадре, которая в составе линейных кораблей «Пантелеймон», «Ростислав», «Три Святителя» и крейсера «Память Меркурия» шла 12-узловым ходом с закрытым огнем в строю кильватерной колонны в Севастополь по створу Инкерманских маяков. При этом дистанция между головным «Пантелеймоном» и следовавшим за ним «Ростиславом» составляла полтора кабельтова. О том, что атака подводной лодки будет производиться, на эскадре было известно еще до выхода в морс, но атаки эти предполагались первоначально произвести только в лунную ночь. Более точных подробностей обстоятельств атаки установлено не было, и условных огней подводной лодки на отряде не знали.
Капитан 2-го ранга Белкин атаковал головной корабль эскадры, подходивший с 12-узловой скоростью к Севастопольской бухте, с дистанции 4 кабельтова под углом 30 градусов. Через 45 секунд после обнаружения огней на лк «Пантелеймон» опознали силуэт подводной лодки. К этому моменту «Камбала» начала маневр выхода с курса атаки. Лейтенант Аквилонов с мостика подал команду рулевому… и лодка по циркуляции пошла в сторону генерального курса колонны линкоров.
Впоследствии на суде Аквилонов говорил, что отвлекся от управления лодкой, возбужденный успешной атакой, даже начал сочинять стихи и не мог объяснить причину поворота лодки в противоположную сторону. Комиссия предположила, что рулевой перепутал направление перекладки руля и инстинктивно повернул румпель влево для поворота направо, как это делалось в эпоху парусного флота и первых паровых судов.
Из текста итогового документа следствия по делу о гибели «Камбалы» — доклада по Главному Военно-морскому судному управлению: «В 11 часов… вечера, на линейном корабле „Пантелеймон" был замечен по носу, левее курса, в расстоянии 2 1/2 кабельтова от корабля, у самой воды белый яркий огонь, принятый за огонь рыбачьей шлюпки, который вскоре потух, а через 3/4 минуты на траверзе показалась подводная лодка в расстоянии не более 1/2 кабельтова. Лодка шла сходящимся курсом под острым углом около 30°. Когда дистанция до эскадры составила 4 кабельтовых, Белкин дал команду произвести условный залп по головному „Пантелеймону". Под руководством мичмана Тучкова минный кондуктор Сальников, минные квартирмейстеры Базыка и Омельченко произвели все необходимые манипуляции. Движущуюся мину, однако, не выпускали. Атака производилась условно. Однако Белкин не удовлетворился одной атакой и приказал Аквилонову сманеврировать таким образом, чтобы можно было произвести условный залп и по второму мателоту в строю эскадры. После этого Аквилонов приказал положить руль влево, пытаясь лечь на параллельный курс эскадры, но это ему не вполне удалось, и курс „Камбалы" оказался сходящимся с курсом эскадры. Одновременно Аквилонов произвел несколько вспышек ратьером, которые были прекращены, когда лодка прошла корму „Пантелеймона". Эти вспышки были замечены сигнальщиками на следующем вторым в строю линейном корабле „Ростислав", слева, на расстоянии около полутора кабельтова. Их почему-то первоначально приняли за огонь рыбачьей лодки. Поэтому командир „Ростислава" капитан 1-го ранга Сапсай приказал на всякий случай влево не отворачивать и внимательно следить за внезапно показавшимся, а затем столь же внезапно скрывшимся огнем. Вскоре после того, как огонь погас, он опять был замечен на „Ростиславе", но уже значительно ближе к кораблю, всего в каких-то 15 саженях впереди от него и несколько левее от курса. Лейтенант Аквилонов не рассчитал свой маневр, и подводная лодка неожиданно для него выкатилась из циркуляции далеко вправо, оказавшись перед форштевнем „Ростислава". При этом огонь двигался почти перпендикулярно курсу линейного корабля, обрезая ему нос. И только в этот момент был наконец ясно усмотрен силуэт подводной лодки. На ходовом мостике „Ростислава" подводную лодку заметили в самый последний момент, когда изменить что-либо было уже поздно. Старший штурманский офицер линейного корабля отчаянно закричал:
— Лево на борт!
Командир корабля немедленно перевел ручки телеграфа в положение „полный назад" и срывающимся голосом прокричал в переговорную трубу: „Полный назад!" Механики отреагировали на команду почти мгновенно, но машины так и не успели забрать заднего хода, и через 2–3 секунды форштевень корабля ударил в правый борт подводной лодки. „Камбала" получила удар тараном линейного корабля „Ростислав" сзади рубки. От сокрушительного удара подводная лодка сразу же опрокинулась на левый борт. Затем „Камбала", по описанию очевидцев, как бы „вывернулась носовой частью вправо", и почти перерубленную пополам субмарину протащило по правому борту корабля. После этого, не доходя до правого корабельного выстрела „Ростислава", „Камбала" внезапно камнем ушла на дно. Подводная лодка затонула на глубине 28 саженей, что составляет примерно 60 метров».
Из воспоминаний одного из первых подводников России капитана 1-го ранга В. Меркушева: «Весной 1909 года начались дневные атаки на входящие на Севастопольский рейд военные корабли, после чего заведующий отрядом стал посылать лодки в ночные атаки, которые командиры вели, оставаясь на палубе полупогруженной лодки.
Все просьбы вести ночные атаки под перископом не имели никакого успеха, так как командиры считали невозможным пользоваться им в темное время суток и не желали рисковать своими подводными лодками и людьми. Тогда заведующий отрядом капитан 2-го ранга Н.М. Белкин-2-й пожелал лично проверить возможность этого и ночью 29 мая 1909 года пошел на „Камбале" для атаки возвращавшейся в Севастополь эскадры.
Выйдя в назначенный час, подводная лодка „Камбала" сгрузилась на палубу; командир ее остался наверху, чтобы с помощью переговорной трубы корректировать управление лодкой, находившееся в руках заведующего отрядом, стоящего у перископа.
Темная ночь окутала полупогруженную „Камбалу" с сиротливо прижавшимся к рубке командиром. Крупная зыбь разбивалась у его ног; вдали виднелись яркие судовые огни. Заведующий отрядом, стоя у перископа, давал указания рулевому. Вот уже показались темные силуэты кораблей, все ближе и ближе надвигались их мощные громады. С помощью командира капитану 2-го ранга Белкину удалось благополучно атаковать головной линейный корабль „Пантелеймон", но, пройдя на близком расстоянии по его борту, он почему-то бросился вдруг влево, наперерез курсу эскадры, под нос второму линейному кораблю — „Ростиславу"…»
Именно здесь в своих воспоминаниях капитан 1-го ранга В. Меркушев высказал свою версию случившегося. В официальные отчеты она не вошла, но среди офицеров-подводников российского флота считалась если не самой реальной, то хотя бы правдоподобно объяснимой. Итак, продолжим цитирование В. Меркушева:
«… — Право! Право на борт! — в ужасе крикнул командир в переговорную трубу.
К сожалению, на флоте сохранялся еще старый порядок, когда команда относилась к румпелю руля, а не к стороне, куда нужно было повернуть корабль.
Таким образом, когда надо было повернуть влево, рулевому командовали „право" и „право на борт", а если нужно было ворочать вправо, то приказывали класть руль „лево" и „лево на борт". На коммерческих судах обычай этот был давно уничтожен, и рулевая проводка была сделана таким образом, что при команде „право" рулевой начинал вертеть штурвал вправо и судно катилось вправо, если же штурвал вертели влево, то и корабль шел влево.
Только после гибели „Камбалы" рулевая проводка на всех военных судах была переделана по образцу коммерческого флота, и больше не могло быть никаких недоразумений. В данном же случае этот пережиток парусной эпохи сыграл роковую роль.
Видя неминуемое столкновение и желая отвести нос лодки вправо, командир отдал неверное приказание. Надо было скомандовать „лево на борт", и тогда нос „Камбалы" покатился бы вправо и, быть может, столкновения удалось избежать. Теперь же подводная лодка попала прямо под таран „Ростислава", удар форштевня которого пришелся позади боевой рубки.
Раздался страшный удар, силой которого командир был сброшен в море. „Камбала" повалилась на левый борт, послышался треск лопающихся болтов и разрывающихся стальных листов обшивки корпуса. Потоки воды, сбивая с ног оглушенных, ничего не понимающих людей, хлынули внутрь.
„Камбала" разломилась на две части и скрылась в морской пучине на глубине 29 саженей, унося с собой заведующего отрядом капитана 2-го ранга Белкина-2-го, вахтенного начальника мичмана Тучкова, кондуктора Сальникова и 18 матросов…»
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Книги
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 30
Гостей: 29
Пользователей: 1
Redrik

 
Copyright Redrik © 2016