Воскресенье, 11.12.2016, 01:18
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Книги

Евгений Велтистов / Рэсси — неуловимый друг
04.08.2016, 20:18
Маленький европейский аэропорт Теймер славился своей аккуратностью.
Через несколько минут после посадки пассажиры вошли в здание вокзала, где на длинной стойке были расставлены чемоданы: овальные и квадратные, расписанные орнаментом и облепленные ярлыками, плетеные и непроницаемые. По очереди носильщики доставляли их к машинам. Чемодан, похожий на футляр контрабаса, бережно погрузили в новейший «шел». Хозяин расплатился с носильщиками и, сдвинув на макушку шляпу, укатил на большой скорости.
Никто из пассажиров не заметил, как клетчатая сумка, стоявшая в ряду чемоданов, соскользнула со стойки и поднялась в воздух. И только когда раздался изумленный возглас: «Что такое? Это моя сумка!»— все, кто был в зале, подняли голову и увидели клетчатую сумку, которая странным образом направлялась к открытым дверям. Вслед за сумкой носильщики, пассажиры, служащие высыпали на привокзальную площадь и убедились в удивительной способности обычной дорожной сумки, в которой может заместиться лишь пара белья да термос. Сумка летела над крышами Теймера, набирая высоту.
— Что за шутки!— хрипел старый человек, стуча палкой о камень.— Извольте вернуть мою сумку! Вот квитанция!..
— Небольшое недоразумение. Сейчас выясним. Все уладится.
Растерянный дежурный увел пассажира в служебное помещение. Такой невероятный случай, и именно в его смену!.. Однако пропажа есть пропажа, и без полиции не обойтись.
Вертолет полицейской службы поднялся через десять минут (полицейский инспектор подробно расспросил дежурного аэровокзала о всех деталях происшествия). В голубом небе вертолет выглядел чудовищной желтой бабочкой. С металлическим треском полицейская «лимонница» пронеслась над улицей, где был замечен летящий предмет, и повисла над рекой, огибавшей старую часть города. Взлохмаченная темно-зеленая гора с дорогими особняками высилась за рекой; стекло, металл, полированный камень отражали солнечные лучи. Вертолетчик, щурясь, смотрел, как автомобили пересекали реку по двум мостам, поднимались в гору с разных сторон. И, поскольку летать над зоной отдыха можно было лишь в случае крайней необходимости, дежурный полицейский решил обогнуть гору от нового, висячего моста, не углубляясь особенно далеко.
Спустя несколько минут полицейский с удовлетворением услышал по радио, что именно над этой дорогой постозой-регулировщик видел летящий пестрый предмет. Теперь зоркий глаз вертолетчика скользил по крышам дач, замечал дорогие автомобили, исследовал волнистую зелень.
Черный «шел» тормозит у ворот. За ними — двухэтажные дома, великанские шапки платанов, посаженных лет триста назад. Стоп! Дальше для вертолета запретная зона, один только «шел» может пересечь невидимую границу.
Автомобиль принадлежит господину Манфреду фон Кругу — почетному доктору, потомственному барону, известному изобретателю. Как и земля, на которой прочно стоят платаны, и дома лабораторий, и само небо над ними.
Ни один мальчишка не решится перелезть через низкий бетонный забор, хотя запрещающих табличек на ограде нет. Вообще никаких официальных надписей, кроме скромной эмалированной дощечки: «Рабочие и служащие не требуются». Туристы, которые приезжают фотографироваться у ворот лаборатории фон Круга, бывают разочарованы, увидев бетонный забор. Но потом, показывая снимки знакомым, с гордостью говорят о скромности ученого. И эти фотографии вызывают гораздо больший интерес, чем костел пятнадцатого века, картинная галерея или другие достопримечательности старинного Теймера. Манфред фон Круг! Оказывается, вот где он работает: в затененных зеленью коттеджах совершаются мировые открытия…
Полицейский развернул вертолет и улетел осматривать гору с другой стороны.
На безлюдную платановую аллею, в густую траву, упала сверху клетчатая сумка. Раздался треск. Из сумки выскочил черный, заросший до самого носа пес. Он отряхнулся, как делают все собаки, когда неприятности уже позади, а потом бросился бежать по аллее, где только что проехал «шел» с грузом в багажнике. Бежал пес неуклюже, но резво и зло, отталкиваясь от асфальта короткими, кривыми, крепкими лапами.
По прыжкам, по особой лохматости, по машущим, как флаги, ушам безошибочно можно было определить, что это терьер. И, наверное, терьер особых кровей, особой живучести, раз нашел он в себе силы после такого ошеломительного и долгого полета, полета «вслепую»— в темной, закрытой на «молнию» дорожной сумке — броситься по следам «шела». Того «шела», который он преследовал от самого аэровокзала.



Человек, который привез чемодан-контрабас, взял свою ношу и, шагая через ступеньку, поднялся по широкой металлической лестнице на третий этаж особняка.
Звали его Мик Урри. За сорок лет службы Урри сменил множество профессий: был борцом, сторожем, торговцем, наемным солдатом, шофером, полицейским, боксером. В одной из африканских экспедиций, куда Урри занесла судьба ловца редких зверей, он встретился с профессором Кругом и перешел к нему на службу. Эту работу Мик Урри считал для себя удачной: за несколько лет он стал первым помощником знаменитого барона фон Круга. Конечно, не по научным делам — здесь профессор доверял только себе,— по всем остальным. Урри был главным администратором. И хотя квадратно-непроницаемое лицо главного администратора обычно не выражало никаких чувств, сотрудники научились угадывать, в каком он бывает настроении. Те, кто видел, как Урри вел профессорский «шел», конечно, понимали, что администратор чувствует себя значительной личностью.
«Урри не знает ученых формул, но что бы вы делали без Урри!— философствовал главный администратор, внося чемодан в комнату.— В этой коробке — одна железная штука, которая, как я понимаю, стоит больше, чем все ваши идеи. Мик Урри своими руками добыл гениальное открытие. Для господина профессора. Для всей вашей науки».— Размышляя так, Мик Урри, как обычно, не очень-то почтительно обращался к своим ученым коллегам,
Поставив чемодан-контрабас, Урри позвонил по видеотелефону.
— Это я, господин профессор,— бодро произнес он.— Привез то, что обещал.
— Оставь машину в приемной. Я жду тебя,— сказал хозяин.
Урри молча поклонился экрану. Щелкнул замками, откинул крышку чемодана, пристально оглядел лежащего там мальчика. Электронный мальчик был очень похож на настоящего, и все же это, как говорят ученые, машина, модель. Длинными руками достал Урри из футляра модель, аккуратно уложил на диван. «Железный, а теплый,— негромко, словно удивляясь, пробормотал Урри.— Мотор работает — значит, я хорошо довез».
Электронный мальчик лежал без движения — ресницы опущены, рубашка чуть смялась, на ногах потрепанные кеды. Вот эти-то кеды чуть смутили администратора: он увидел на подошвах треугольное клеймо: «Луч». Неужели электронные модели носят фабричные кеды? Впрочем, Урри свое дело сделал, в деталях разберется хозяин…
— Здравствуйте, господин профессор фон Круг.
Всякий раз, входя в доступный лишь избранным кабинет, главный администратор невольно робел и называл хозяина полным титулом. Кабинет был без окон: профессор любил полутьму. Хозяин сидел за массивным столом, окруженный экранами, телефонами, пультами. Тонкие нервные пальцы фон Круга, как обычно, на кнопках настройки. За спиной профессора во всю стену декоративный ковер: переплетение гибких, сильных тел, рога, клыки, когти, хвосты — тысячи и тысячи экзотических животных, которых уничтожило человечество за свою историю.
— Садись, Урри,— сказал фон Круг, не отрываясь от экрана, на котором четко был виден диван с лежащим мальчиком.— Подробности изложишь позже. Я хочу посмотреть, что за модель ты привез.
— Что было заказано,— бесстрастно доложил администратор, испытывая спиной прочность кубического кресла,— Это модель типа «Электроник». А проще — обыкновенный железный мальчишка.
— Ну конечно, Урри, я не сомневаюсь в твоей точности,— Профессор едва заметно поморщился: он не хотел повторять подробности деликатного задания.— Важна первая реакция машины на незнакомую обстановку. Понятно?
Мальчик лежал не шевелясь, в той же позе, в какой его оставил Урри. Прошло несколько минут — несколько минут в напряженном рабочем дне профессора. Фон Круг вопросительно смотрел на помощника. Разведенные руки Урри свидетельствовали: сделано все, что можно, дальше должна вмешаться наука.
Профессор нажал на одну из кнопок, и в комнату, где находилась модель, въехал металлический ящик, подкатил на колесиках к дивану. Красный глаз уставился в лицо спящему. Из корпуса выполз гибкий прут, коснулся обнаженной руки.
Мальчик вздрогнул всем телом. Веки на мгновение поднялись и сомкнулись. Губы чуть заметно шевелились. Профессор усилил звук.
— Рэсси, Рэсси, ты могуч…— Тишину кабинета прорезал жаркий шепот.— Ты, Рэсси, гоняешь стаи туч…— Экран крупно показывал ленивые, будто через силу открывающиеся губы модели.— Ты гу-ля-ешь, Рэсси, в море… Всюду веешь на про-сто-ре…
Профессор внимательно смотрел на экран.
— Кого он призывает? Похоже на рифмованный машинный бред.
…А тот, кого призывал лежащий без сознания, в ту же секунду услышал свое имя и, изменив направление, помчался через цветочные клумбы к особняку…
Электрический прут машины пустил более сильный заряд тока. Мальчишка внезапно сел, увидел направленный на него машинный глаз, забарабанил руками и ногами по дивану, закричал:
— Не хочу! Уходи!— И потом совсем непонятные слова: — Не боишься никого, даже черта самого!— и снова упал на диван.
Фон Круг, нахмурившись, встал из-за стола.
— Это напоминает мне систему свободного воспитания. Именно ее воспроизводит данная модель…
Профессор направился в соседнюю комнату, бросая на ходу слова. Он обращался не к Урри, который застыл в кресле, а к самому себе:
— Доктор Эссен выписал себе племянников из Англии… Его предупреждали, что дети обучены в модном стиле свободного воспитания, но доктор не обратил на это внимания. За первым же обедом юные родственники забросали стены свежими томатами… А когда дядюшка попытался открыть рот, ему в голову угодила тарелка… Итак, чем все это грозит мне?..
— Молодежь,— только и успел сказать вслед фон Кругу его помощник.
Мик Урри видел на экране, как профессор с минуту пристально смотрел сквозь темные очки на притихшую модель. Потом легким движением руки коснулся волос, подбородка машины, внезапно отдернул руку, отскочил и почти бегом, оглядываясь через плечо, двинулся к двери.
Такой странной походки у хозяина Урри еще не видел. Он не успел сообразить, что произошло, но на всякий случай встал с кресла, даже вытянул руки по швам.
— Что ты привез?— каким-то хриплым, чужим и, как показалось Урри, зловещим голосом произнес профессор, вырастая в дверях.— Я спрашиваю тебя, Мик Теодор Макс Урри! Кого ты привез?
Мик Урри, которого впервые в жизни называли полным именем, мужественно смотрел в бездонно-темные очки хозяина. Он ничего не понимал. Разбуди его посреди ночи — он мгновенно описал бы машину модели «Электроник». Он выучил задание наизусть, он не мог ошибиться!
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Книги
Всего комментариев: 1
1 Доктор   (09.08.2016 09:43)
Лучшая детская книга из тех что я читал в школьные годы. Записывался на нее в очередь в библиотеке. Какие там были иллюстрации!
Но сейчас она почти неизвестна, в сравнении с первой частью, с "Приключениями Электроника".

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 18
Гостей: 18
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016