Четверг, 08.12.2016, 03:05
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Книги

Виталий Станцо / То был мой театр
22.06.2016, 18:55
Истории предшествуют истории, если хотите, историйки.
15 сентября 1984 г. минут за сорок до начала спектакля мы с другом пришли в таганское закулисье. Пришли с охапкой осенних цветов. Заранее, задолго до спектакля, рассовали их по артистическим - чтобы настроение получше было, чтобы игралось и моглось. Оживлённый - после отпуска ясная голова - я шепнул нескольким близким людям, что во время отпуска начал писать книжку о них, о театре, и что теперь, наверное, периодически буду приставать ко всем и каждому, добирая документальные материалы.
Большинство тех, с кем разговаривал, отнеслось к моей затее одобрительно - обещали помочь, если понадобится. Лишь Галина Николаевна Власова - зав. труппой, одна из старейших актрис театра, сказала жёстко:
- Я об этом театре разговаривать ни с кем не буду. Я поставила на нём крест.
Таганка второго двадцатилетия, вероятно, станет хорошим театром. Но это будет другой театр. Мои же фрагментарные заметки - о первом её двадцатилетии. Я имел возможность бывать на репетициях и спектаклях, заходить в театр просто так на протяжении двенадцати последних лет, а как зритель - присутствовал, можно сказать, при его рождении - ещё в 1964-1965 гг. Что-то видел со стороны, а что-то и изнутри. Это был МОЙ театр - мой "рацио" и ещё более мой "эмоцио".
Говорят, в 45 лет писать мемуары рано, но это не мемуары. Это, если хотите, запоздалое объяснение в любви и одновременно попытка перевести на бумагу часть того, что говорилось на языке театра. Говорилось лично мне, хотя чаще всего отнюдь не один на один. Мой театр общался со зрителем по-особенному. Вроде, и горласт был, и задирист, публицистичен, "социален и сексуален", а вот умели, черти, создать иллюзию, что играют только для тебя, говорят лишь с тобой, причём говорят о том, что тебе, лично тебе, важно...
Наверняка эти записки будут - должны быть! - не единственной записью таганского бытия тех лет. В мой театр были вхожи, с ним дружили многие талантливые и серьёзные литераторы: Андрей Вознесенский и Белла Ахмадулина, Фёдор Абрамов и Борис Васильев, Василий Аксёнов и Евгений Евтушенко, Борис Можаев и Наталья Крымова... Но - "иных уж нет, а те далече". Остальные, кроме Можаева, может быть, слишком профессионалы, чтобы тратить время и нервы на записки, которые вряд ли будут когда-либо изданы. А когда изменится внутриполитическая ситуация, когда о Театре на Таганке - детище оттепели, ставшем явлением отечественной культуры - можно будет рассказывать с печатных страниц, то и тогда, наверное, большим нашим литераторам помешают написать о нём подробно либо сверхзанятость, либо нездоровье, либо провалы в памяти. Потому что не скоро всё это будет.
И потом, каждый смотрит со своей колокольни. Пусть моя не самая высокая, но она - моя.
Правда, есть ещё надежда на людей непосредственно из театра. Вениамин Смехов публиковал иногда очень неплохие статьи про таганское житьё-бытьё. У Валерия Золотухина две повести вышли. Должны и у него найтись слова за мой, а для него в ещё большей степени свой Театр. Изольда Фролова - маленькая травести - записывала любимовские репетиции. И она, Изольда, по-моему, умница: не заленится - сумеет написать, и написать по-своему...
Но опять-таки: будет - не будет, кто знает! А документальные - но не засушенные при том - свидетельства таганского бытия должны остаться. Тем более, что, насколько я знаю, ни один из спектаклей моего Театра не снят на киноплёнку. На грампластинки целиком записан лишь "А зори здесь тихие...". Телевидение и радио никогда не баловали вниманьем и привязанностью мой Театр для этого он был слишком нетривиален, слишком раскован, официозности не хватало...
У Таганки была своя публика, главным образом, из числа научно-технической интеллигенции и студенческой молодёжи (особенно в первые годы). Разночинцы второй половины двадцатого столетия - вот что такое таганская публика.
Вот это и есть записки из публики, потому что другой какой-либо серьёзной роли в жизни моего Театра я не сыграл. Не сумел. Не роли были - эпизоды, но о них со свойственной мне нескромностью я тоже обязательно расскажу.

Вахтанговские корни
С чего всё начиналось. Зимой, в начале 1964 г., по Москве распространились слухи о фантастически интересном студенческом спектакле. Вроде бы щукинцы, выпускной курс, поставили Брехта, а играют аж на основной вахтанговской сцене!
Слухи эти выглядели (если могут хоть как-то выглядеть слухи) правдоподобно и привлекательно. Театральная Москва ещё помнила триумфальную постановку пьесы Павла Когоута "Такая любовь" в Студенческом театре МГУ. (Для справки: Павел Когоут - очень известный в конце 50-х - начале 60-х годов чехословацкий драматург; после событий 1968 года - диссидент, одним из первых подписавший манифест "2000 слов"; если "до того" его пьесы, особенно "Такая любовь", шли по всему Союзу - от Прибалтики до Приамурья, то позже его фамилия упоминалась "Литературной газетой" лишь в публикациях фельетонно-памфлетного характера. - B.C.). Спектакль "Такая любовь" в университетском самодеятельном театре открыл многих известных ныне актёров, и в первую очередь - Ию Саввину. Неотразимой в своей кажущейся простоте была её героиня Лида Матисова. Она любила - и только. Ничего больше Саввина не играла, и бытовая драма (в других театрах) у студентов поднималась до высот трагедии. Я думаю, что успеху Саввиной как актрисы очень помогло то обстоятельство, что в своих первых киноролях она, по существу, повторила (на классическом материале Чехова и Достоевского) первую и, возможно, последнюю свою великую роль. Ее партнерами были В.Шестаков, З.Филлер - впоследствии актер "Современника", и выпускница экономического факультета МГУ Алла Демидова - будущая прима Таганки.
Не только "Такая любовь" - были в то время и другие интересные работы и в Студенческом театре МГУ, и у выпускников театральных вузов. Спектакли последних обычно игрались в подвальчике на Б.Гнездниковском переулке, с 1958 года там располагался Учебный театр ГИТИСа. Впрочем, не только ГИТИСовцы там играли. Помню, шварцевскую "Тень" первый раз там смотрел в исполнении студентов-щепкинцев, а у щукинцев очень любопытный спектакль был "Таланты и поклонники" по известнейшей пьесе А.Н.Островского... Словом, слухи о хорошем студенческом спектакле в те годы были не такой уж редкостью, и им, этим слухам и этим студентам, охотно верили. А вот в профессиональные драматические театры тогдашние студенты и вообще москвичи ходили неохотно. Исключение составляли только-только вставший на ноги "Современник", да еще Вахтанговский театр, руководимый Симоновым-старшим, Рубеном Николаевичем...
Вахтанговцев вывозила группа первоклассных актёров, в основном среднего и старшего поколений. Михаил Федорович Астангов, Цецилия Львовна Мансурова, Анна Алексеевна Орочко, Николай Олимпиевич Гриценко, Иосиф Моисеевич Толчанов, Николай Сергеевич Плотников, Андрей Львович Абрикосов, Людмила Васильевна Целиковская... Что ни имя, то личность, Актёр или Актриса! Да и вчерашняя молодежь в рост пошла. Уже вовсю играли, уже блистали в "Идиоте" и в возобновлённой "Турандот" Борисова, Ульянов и Яковлев. Григорий Абрикосов в "Фоме Гордееве" такое вытворял, что мороз но коже. Заигрывался порой, "одеяло на себя тянул", переигрывая знаменитых партнёров - и отца, и Толчанова с Плотниковым (Абрикосов-старший Игната Гордеева играл, Толчанов и Плотников поочерёдно - Якова Маякина). Из молодых актрис в том же "Фоме" обратила на себя внимание Е.Добронравова. В "Принцессе Турандот" Калаф стал, по-моему, первой заметной ролью В. Ланового. Словом, в Вахтанговском было на кого и на что смотреть. И от студентов вахтанговского-щукинского училища можно было ждать Зрелища! Брехт, опять же, в моду входил...
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Книги
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 22
Гостей: 22
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016