Понедельник, 05.12.2016, 03:23
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Книги

Юрий Дольд-Михайлик / И один в поле воин
16.06.2016, 10:32
Звонок был долгий.
В другое время начальник отдела 1-Ц, оберст Бертгольд, вероятно, вскочил бы с дивана и бросился к телефону. Но на этот раз он даже не шевельнулся. Бертгольд лежал, как и прежде, закрыв глаза, и можно было подумать, что он спит.
Адъютант оберста гауптман Коккенмюллер уже несколько раз стучал в дверь кабинета; не дождавшись разрешения войти, он даже чуть-чуть приоткрыл ее, но, увидав оберста на диване с закрытыми глазами, тихонько закрыл дверь, чтобы не нарушать отдых своего шефа.
Гауптман знал, что его начальник прошедшей ночью не спал. Лишь под утро, после звонка самого Гиммлера, он разрешил себе немного отдохнуть. Адъютант не присутствовал при разговоре Бертгольда по телефону — увидав вытянувшуюся фигуру оберста и услышав его почтительное обращение к телефонному собеседнику, гауптман на цыпочках вышел из кабинета, впрочем, не совсем плотно притворив дверь. Даже по обрывкам фраз, доносившимся в смежную комнату, где стоял стол гауптмана, становилось ясно, что разговор с Гиммлером был для оберста приятной неожиданностью.
Да, после такого разговора Бертгольд мог позволить себе полежать полчасика наедине со своими мыслями! Его деятельность в этой лесистой и поэтому особенно опасной для армии фюрера Белоруссии верховное командование оценивает очень высоко, и Гиммлер совершенно недвусмысленно намекнул, что ему, Бертгольду, готовят новое, значительно более широкое поле деятельности.
Была причина несколько нарушить обычный распорядок дня, чтобы немного помечтать.
Вилли Бертгольд, собственно, не был мечтателем. У него, кадрового офицера немецкой разведки, которой он отдал всю жизнь, было единственное желание: неуклонное продвижение по службе и в связи с этим — увеличение благосостояния его небольшой семьи. Но сегодняшний разговор несколько оживил воображение оберста. Еще бы! Перед ним открывается возможность оставить этот неприветливый край. Бертгольд никогда, ни при каких условиях не решился бы подать рапорт с просьбой о переводе куда-нибудь в другое место. Это испортило бы его карьеру, повредило репутации офицера, который думает только о выполнении приказов командования и вовсе не заботится о себе. Но теперь, когда сам Гиммлер…
Новый телефонный звонок прервал эти приятные мысли.
«Кто бы это в такую рань?»- пронеслось в голове Бертгольда, и в то же мгновение он услышал тихий, но настойчивый стук в дверь кабинета.
— Войдите! — не открывая глаз, бросил оберст.
— Из штаба двенадцатой дивизии, звонят уже вторично, — тихо проговорил Коккенмюллер.
— Что случилось? — Бертгольд из-под полузакрытых век взглянул на вытянувшегося адъютанта и не мог не отметить про себя, что бессонная ночь почти не отразилась на нем: его реденькие волосы были, как всегда, прилизаны, щеки чисто выбриты и большие бесцветные глаза не выказывали утомления.
— Вчера вечером на участке двенадцатой дивизии к нам перебежал русский офицер. В штабе дивизии он отказался дать какие бы то ни было показания и настойчиво требует, чтобы его отправили непосредственно к вам, герр оберст!
— Ко мне?
— Да! Он назвал не только вашу должность и фамилию, но даже имя!
— Что-о? — Бертгольд удивленно пожал плечами и встал.
— В самом деле странно! — согласился Коккенмюллер. — Откуда русскому офицеру знать вашу фамилию?…
— И тем более — имя!
— Во всяком случае я прошу и, простите, осмелюсь посоветовать: будьте осторожны, герр оберст! Ведь не исключена возможность, что этот офицер подослан с целью покушения на вас…
— Вы преувеличиваете значение моей персоны, гауптман. Покушение на меня, рядового офицера…
— Но, герр оберст — попытался возразить адъютант.
— Это было бы оправдано, если бы речь шла о командующем корпусом или армией, — не слушая его, продолжал Бертгольд.
— Герр оберст должен учесть, — угодливо заметил Коккенмюллер, — что речь идет не о рядовом офицере, а об офицере, который имеет честь быть личным другом Гиммлера. А для большевиков этого достаточно.
— Вы думаете?
— Уверен!
— Какие же распоряжения вы дали штабу?
— От вашего имени я приказал доставить документы перебежчика, а самого его задержать до особого распоряжения.
— Вполне разумно! Документы уже прибыли?
— Да
— Дайте сюда.
Коккенмюллер быстро вышел из кабинета и через минуту вернулся, пропустив впереди себя невысокого толстого обер-фельдфебеля.
— Приказано передать в собственные руки, герр оберст! — четко отрапортовал обер-фельдфебель, протягивая большой пакет.
Бертгольд расписался на продолговатом листке, приклеенном к конверту.
Обер-фельдфебель скрылся за дверью кабинета. Бертгольд аккуратно надрезал конверт и осторожно вынул из него присланные документы: большую топографическую карту и офицерское удостоверение.
Бросив взгляд на карту, оберст молча передал ее адъютанту. Приколов карту кнопками к маленькому столику, гауптман вынул из ящика лупу и низко склонился над только что полученным документом, очевидно разыскивая на нем какие-нибудь тайные знаки. Он так углубился в изучение карты, что даже вздрогнул, услыхав голос Бертгольда.
— Не кажется ли вам, что лицо этого перебежчика не типично для русского?
Коккенмюллер подошел и из-за спины своего шефа взглянул на фотографию.
— Ко-ма-роф… — по слогам прочитал он и снова перевел взгляд на снимок. — Да, герр оберст, лицо европейца, я бы даже сказал арийца. Обратите внимание на этот высокий лоб, прямой, с горбинкой нос.
— Соединитесь со штабом, пусть доставят перебежчика сюда.
Откинувшись на спинку кресла, Бертгольд снова полузакрыл глаза, пытаясь возобновить в памяти каждую фразу утреннего разговора с Гиммлером, но приятное, мечтательное настроение уже не возвращалось. Возможно, мешал сосредоточиться резкий голос Коккенмюллера, долетавший из смежной комнаты. Что-то он долго не может соединиться с оперативным отделом! И потом этот перебежчик! Очень странно, что он настаивает на встрече именно с ним. Впрочем, сейчас все выяснится.
Оберст снова раскрыл книжечку и долго, внимательно вглядывался в изображение человека, которого сейчас приведут к нему. Интересное лицо! У кого это он видел такой маленький, крепко сжатый рот?
— Приказ выполнен, герр оберст! — еще с порога доложил Коккенмюллер.
Взяв один из стульев, гауптман поставил его посреди комнаты.
— Вы пригласите его сесть сюда, а здесь, в кресле, у стола, буду сидеть я. — Коккенмюллер прищурился и несколько раз перевел взгляд со стула на кресло. — Таким образом, между вами и перебежчиком будет человек, всегда готовый встать на вашу защиту.
Начальник охраны штаба пропустил в кабинет среднего роста юношу лет двадцати — двадцати двух в форме лейтенанта Советской Армии.
Бертгольд быстро перевел взгляд с лица прибывшего на лежавшую на столе книжечку. Да, несомненно, перед ним оригинал. Только волосы зачесаны не назад, как на карточке. Теперь их разделяет ровная линия пробора. От этого черты худощавого, загорелого лица кажутся еще отчетливее. Особенно нос и маленький рот с узкими, плотно сжатыми полосочками губ.
— Доброе утро, герр оберст! — поздоровался юноша на чистом немецком языке и четко щелкнул каблуками.
С минуту длилось молчание. Из-под прищуренных век Бертгольд зорко всматривался в лицо вошедшего, словно ощупывал взглядом каждую его черту. Перебежчик спокойно выдержал этот взгляд. Бертгольду даже показалось, что в его больших светло-карих глазах мелькнула улыбка.
— Доброе утро, Комаров! — наконец ответил оберст. — Сегодня ночью вы перешли от русских к нам?
— Так точно! Сегодня перед рассветом я перешел линию фронта и добивался аудиенции у оберста Бертгольда.
— Вы знаете его лично? — спросил оберст, бросив предостерегающий взгляд на адъютанта.
— Да, я знаю вас лично.
— Откуда? — Бертгольд даже не пытался скрыть свое удивление. — И почему вы хотели говорить именно со мной?
Перебежчик шагнул вперед. Коккенмюллер весь напрягся. Рука его крепче сжала ручку пистолета.
— Я хочу попросить разрешения сесть. Герр гауптман может не беспокоиться, ведь он хорошо знает, что у меня нет оружия, — улыбнулся перебежчик.
— Садитесь! — Бертгольд указал на стул посреди комнаты.
Юноша сел и принялся спокойно отвинчивать каблук. Коккенмюллер на всякий случай вытащил пистолет из кобуры и положил его на колени. Кто знает, что может находиться в этой маленькой металлической коробочке, которую вынул из-под каблука перебежчик? Но юноша уже открыл коробочку, и гауптман облегченно вздохнул, видя, как он вытряхивает на ладонь какие-то бумажки.
— Передайте, пожалуйста, оберсту, — попросил перебежчик, обращаясь к Коккенмюллеру.
Адъютант взял бумажки и на вытянутой ладони понес их к столу своего шефа, не сводя настороженного взгляда с загадочного русского. Но тот равнодушно осматривал кабинет, и Коккенмюллер окончательно успокоился. Тем более, что его внимание привлекло странным образом изменившееся выражение лица шефа.
— Что такое? — воскликнул Бертгольд.
— Так точно! — едва заметная радостная улыбка мелькнула на губах перебежчика. Юноша вскочил и вытянулся. — Имею честь представиться: Генрих фон Гольдринг!
— Но как? Откуда? — оберст порывисто отодвинул кресло и тоже встал.
— Я сейчас объясню, но мне хотелось бы говорить с вами с глазу на глаз…
— О, конечно… — встретив предостерегающий взгляд своего адъютанта, оберст запнулся.
— Гауптман Коккенмюллер мой адъютант, и при нем вы можете говорить все, что хотели бы сообщить мне… Кстати, вы курите? Прошу!
Оберст подвинул на край стола коробку с сигарами. Юноша молча поклонился. Откусив кончик сигары и прикурив ее от зажигалки, вежливо поднесенной Коккенмюллером, он глубоко несколько раз затянулся.
— Простите, долго не курил!
— О, не торопитесь! — гостеприимно предложил Бертгольд.
— Я слишком долго ждал встречи с вами, герр оберст, чтобы откладывать этот разговор даже на миг… По документам, с которыми, я вижу, вы уже ознакомились, я — Комаров Антон Степанович, лейтенант Советской Армии… Нет, нет, это не фальшивка. Мне собственноручно вручили эту книжку в штабе соединения, хотя в действительности я Генрих фон Гольдринг. Сын известного вам барона Зигфрида фон Гольдринга, который когда-то имел честь состоять с вами, герр оберст, в очень близких дружеских отношениях.
Глаза юноши впились в широкое лицо оберста.
Бертгольд не в силах был скрыть волнение. Даже его адъютант, забыв об осторожности, машинально снял руку с кобуры и всем корпусом подался вперед, словно боясь пропустить хоть слово из этого не совсем обычного разговора.
— Но как сын барона фон Гольдринга оказался в Красной Армии? Как вы превратились в Комарова? Да вы сидите. Верно, устали и, вполне естественно, волнуетесь.
— Да, я не стыжусь признаться, что волнуюсь. Слишком много изменений в моей не столь уж долгой жизни. И слишком долго дожидался я этой встречи. Если у герр оберста найдется сейчас немного свободного времени, чтобы выслушать более подробный рассказ… О, поверьте, я бесконечно счастлив, что могу назвать, наконец, свое настоящее имя…
— Так же, как и я услышать его. Вы даже не представляете, как оно меня взволновало. Встретить единственного сына своего самого близкого друга, друга далекой молодости! Сына такого преданного сослуживца! Да еще при таких обстоятельствах. Генрих фон Гольдринг!
— Это имя мне надо было забыть на долгое время, и сейчас, произнесенное вами, оно напоминает мне о ласковом голосе моего отца. И я, и я…
На глаза Генриха набежали слезы. Заметив это, Коккенмюллер поднес ему стакан воды. Юноша выпил ее залпом и немного успокоился.
— Как вам известно, герр Бертгольд, — продолжал он, — мой отец Зигфрид фон Гольдринг сразу же после мировой войны стал работать в ведомстве, в котором в то время служили и вы. В тысяча девятьсот двадцать восьмом году по личному приказу оберста Александера, шефа известного вам ведомства, мой отец был откомандирован в Россию. Мне было семь лет, но я ясно помню летний вечер, большую виллу, вас возле какой-то красивой дамы. Уже потом отец объяснил мне, что это была прощальная вечеринка, которую вы устроили в его честь у себя на вилле, Вильгельмштрассе, двадцать два. Не правда ли, отец не ошибся, назвав мне этот адрес, когда впоследствии, уже в России, рассказывал мне о своем прощальном вечере на родине?
--------------------------------------------------------------

                               
Категория: Книги
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2016